Волгоград Пятница, 22 Сентября
Телефоны рекламного отдела:+7 (8442) 99-52-97

Информационный портал «Блокнот Волгограда» – это не только самые свежие и интересные новости города, но и своеобразный справочник Волгограда, который помогает найти нужный товар и услугу или партнеров по бизнесу.

Наш портал работает ежедневно и круглосуточно. Здесь вы можете узнать о самых интересных событиях в жизни города, а также активно участвовать в обсуждении прочитанного.

Хотите быть в курсе всего? Начинайте свой день с нашим сайтом.

Мои книги Путину из Волгограда возил начальник охраны его жены, - Евгений Кулькин

Общество, 19.07.2017 13:51

Герой рубрики «Лица города» - известный на весь мир волгоградский писатель Евгений Кулькин, автор знаменитых трилогий «Прощеный век», «Хазарань», «Смертный грех».

В свои 88 лет Евгений Кулькин может похвастаться феноменальной памятью, живостью ума, принципиальным отношением ко всему, что его окружает – творчеству, истории, политике, жизни Волгограда. И этим писатель с удовольствием поделился с журналистом сайта «Блокнот Волгограда».

 - Евгений Александрович, какого вы рода-племени? Вас называют сыном 4 или 6 атаманов.

- В моем роду действительно было 6 казачьих атаманов. Я родился, правда, не совсем там, где надо. Я родился в Новой Анне, причем очень своеобразно, на станции Филоново, где в свое время Горький работал весовщиком. Моя мама собралась в путь, была уже на большом сроке беременности, ей стало плохо, везти уже было поздно обратно. Вызвали врача туда, на станцию, там я и родился.

Я чисто казачьего рода. Мой дед был 4 раза подряд избран атаманом. Два раза до войны и два раза после. Это единственный такой случай на Дону. Кстати, расказачиванием наших казаков занимался Троцкий, который был женат на моей двоюродной тетке.

 - Вы и Шолохов – единственные два писателя, которые писали о казаках на красивом казачьем языке. Вот только Шолохов, в отличие от вас – не казак. Вы были знакомы с ним, расскажите о первой встрече с писателем.

- Он у нас бывал в хуторе, но меня он тогда не интересовал, слишком я маленьким был. В 47 году он приехал в Михайловку, где я жил. Меня, мальчишку, вдруг пригласили в чайную, попросили почитать стихи, я почитал, Шолохов говорит: «А ты кто?» «А я, - говорю, - Кулькин».

 «Так ты не сын Саняры? А где она?» Они с мамой в одной школе учились. И на танцы она всегда его приглашала. Он ее всю жизнь помнил.

А потом через 10 лет я с ним встретился уже будучи взрослым, я пришел с армии тогда. Меня снова ему представили, сказали, значит, Шолохову, мол, Кулькин романы пишет. Он удивился и спрашивает меня: «Ты что, хочешь писать лучше, чем я?» Ну я молодой был, резкий, возьми, да ответь: «Почему хочу? Я и сейчас пишу лучше!»

- А сейчас так можете сказать?

- Нет конечно. Это была шутка.

- Расскажите, с какими известными людьми вам посчастливилось быть знакомым?

- Писателей я знал многих. А кроме писателей, с Маресьевым я был знаком очень хорошо. Мы с ним пили водку на берегу Волги. Журавлик делал, с одной стороны пил он, с другой – я.

- Евгений Александрович, ваша мама в вас когда-то очень много вложила. Вы об этом не раз говорили. Самое главное, за что вы ей благодарны?

 - Мама – это было целое явление. У меня была совершенно особенная мама. Я долго и сказочно пил. И вот однажды у нее спросили: «Тяжело вам с Женей? Он же пьет. Бороться с этим надо». А она говорила: «А зачем? Он что, не знает, что пить нельзя? Знает. Но решил, что там, где большинство народу уже находится, ему будет лучше, вот он туда и спешит».

Изначально меня мама научила читать. А потом, уже в 7 лет, я прочитал всю взрослую литературу. Залазил в форточку местной библиотеки, брал все книги подряд и читал. Память всегда была потрясающая. Я до недавнего времени помнил все телефоны. А если говорить о маме и моих предках, хочу прочитать вам одно стихотворение про свой род.

Я горжусь своей русской фамилией,

Я казачьего имени сын.

Не терплю, чтоб в лицо мне хамили,

И не дрогну один на один.

Заглянув в глубину родословной,

Где моя бедовала родня,

Знаю я, что обидится кровно

Прапрадедушка на меня.

Коль скажу: «И фамилия ж Кулькин,

Говорят еще, правда, Кулькин,

И играют со словом в бирюльки

Доморощенные остряки».

Но, нахмурив тяжелые брови

Над холодною пасмурью глаз,

С грубоватой казачьей любовью

Поведет он о матери сказ.

Акулина осталась вдовою,

Одиношенькой, в двадцать-то лет,

Баба стала в семье «головою»,

Только с сыном держала совет.

Улыбался малютка невинно,

Он еще не умел говорить.

Но отравою горькой, полынной

Стали сладкие сплетни ходить.

Кулькой звали ее, Акулину,

А боялись-то пуще врага,

Что повяжет косой своей длинной

Казаков по рукам и ногам.

Так жила, и пахала, и жала,

И красавицей первой слыла.

Только больше детей не рожала,

Потому что без мужа была.

Кулькин сын был не тюха-матюха

И не очень-то ласковым рос.

И однажды за прозвище «Шлюхин»

Он расквасил обидчику нос.

«Воспитала волчонка!» – шипели,

Но зато не смеялись в лицо,

И теперь Акулину не смели

Обзывать непристойным словцом.

Много вихрей над Доном промчалось,

Много видел он горя и слез.

Мне фамилия Кулькин досталась,

Чтобы я ее гордо пронес.

- Вы служили в Севастополе, были там чемпионом по боксу. Затем вас признали почетным гражданином Севастополя. Какие заслуги легли в основу такого признания?

- А здесь все гораздо проще, чем можете подумать. Как раз отмечалось 130-летие морской библиотеки. И я случайно в это время нашел нахимовскую библиотеку. Мы на ней сидели. На пачках. Когда-то еще после Севастопольской битвы все книги завернули, так и оставили, никто не разворачивал, никому это не нужно было. А я вдруг подумал, что это за свертки, на которых мы сидим, открываю, а там нахимовская библиотека. И вот на большом приеме я достаю одну из найденных книг и начинаю вслух громко читать. Сижу и читаю. Подходит ко мне историограф наш Ремизов, капитан 1 ранга, а я тогда был всего лишь главный старшина. И вот я читаю «Ведите себя так, как вы того стоите», - написано у Нахимова в 72 томе». И тут до всех дошло, как закричали они «Ура!». Вот так и получилось с почетным гражданином.

- Евгений Александрович, вы уже много лет не пьете и не курите. Как удалось бросить пагубные привычки?

- В 40 лет я решил лечиться от алкоголизма. Приехал в Сталинград. Мне сказали, что у меня последняя стадия алкоголизма, надо в «Ложки» ехать. Поехал. А там наркоманы, сумасшедшие, алкоголики. Все вместе. Полежал я там часов 12, посмотрел на это все и решил бросить сам. Вернулся в Рудню и говорю: «Все, ребята, еще завтра выпиваем на мое 40-летие, а больше ни сколько. И курить брошу». Все засмеялись, никто не поверил. 15 числа в налитый мне стакан водки я опустил сигарету и больше не выпил ни грамма и не выкурил ни сигареты за всю свою жизнь.

 - Вы – автор единственной художественной трилогии о Сталине. Каково ваше отношение к этой исторической личности?

- Сталин – велик. Когда началась революция, Ленин был абсолютно пустым человеком, а Сталин, тогда еще секретарь ЦК, рабочий, уже тогда был умен и дальновиден. Он сказал Ленину: «НЭП – это смерть социализму», на него накричали, не восприняли слова всерьез. И вот наступает 20-й год, «нэпманы» скупают зерно и продают его за границу, и начинается первый колоссальный голод в стране, столько крестьян умерло.

А потом, кто бы сейчас что ни говорил, если б не было Сталина, никакой бы победы в Великой Отечественной войне бы не было. И Сталин ведь не уехал, когда настал критический момент и все бежали из Москвы. А он остался и принял парад.

- Насколько был доступ в архивы, когда вы работали над книгой? Куда пускали, а куда нет? И где вы вообще брали информацию?

- Я приехал в Крым в санаторий ЦК КПСС и случайно познакомился с бывшим охранником Сталина. С ним рядом никто не садился, а я уже давно отбоялся, мне было все равно, вот и подошел. Так мы с ним весь 21 день моего пребывания в санатории провели вместе. И все, что я узнал, есть в этой книге. А чего не хватало, нашел в архивах, в библиотеке Сталина. По 500 страниц в день читал. Пускали практически везде.

- Ваша трилогия «Хазарань», которая увидела свет в 90-е годы. Вы первым в отечественной литературе написали о разгроме Хазарского каганата на Нижней Волге в IX веке. Правда ли, что вам предлагали немалые деньги за то, чтобы это произведение не увидело свет?

- Да. Было такое дело. Причем очень интересно получилось. «Хазарань» была написана, но о ней нигде не было сказано ни одного слова. И вдруг ко мне приезжает мой дальний знакомый из Израиля и начинает песню: «Я тебе заплачу 25 тысяч долларов, отрекись от «Хазарани». Я ему на еврейский манер и ответил: «Снимай трубку, звони Иванниковой, супруге моей, она моя муза, вот пусть и решает судьбу произведения». Как он начал «петь»: «Лизок, я хочу вас сделать богатыми. Продайте «Хазарань». 25 тысяч долларов в 90-е были колоссальными деньгами.

А моя Лизавета ему так спокойно и отвечает: «Мы достоянием России не торгуем».

- Николай Кириллович Максюта в свое время подарил «Хазарань» Владимиру Путину. У этой истории есть продолжение?

- Да. История эта была такой. У бывшей супруги Владимира Путина был начальник охраны родом из Волгограда. И вот когда президент прочитал «Хазарань», спросил у этого начальника охраны: «Что там еще есть?», и вот тот возил в Кремль мои книги.

 - Вы не раз говорили, что ваша главная муза – Елизавета Викторовна. Разве может у писателя столько лет быть только одна муза?

 - Еще как может. Эта женщина возбуждает меня во всех смыслах уже много лет. Мы не разговариваем с ней почти, понимаем друг друга без слов. И так было всегда, уже много лет. И в молодости так было, и сейчас. 42 года уже вместе.

- А как вы познакомились?

- В Рудне у меня был литературный кружок, юные писатели нам приносили свои стихи и рассказы, мы печатали их в газете. И вот приходит юная девочка с челочкой, оставляет свои стихи. Начали мы в редакции их читать, и тут я сказал: «Это моя будущая жена». А я слов на ветер никогда не бросаю. Раз сказал, значит, так и будет.

- Но у вас сложный характер. Нелегко Елизавете Викторовне все эти годы.

- Согласен, трудный. Но это совершенно особенная женщина, мудрая по своей природе. Есть такие женщины, мудрость к ним приходит не с возрастом, они с ней рождаются. Она поддерживает меня всегда, во всем, без исключения, чтобы я не натворил. А если я не прав, при всех она меня все равно поддерживает, а когда мы остаемся наедине, произносит одну только фразу: «Ты сегодня положил камень на мое сердце». И эта фраза, она меня прошибает пуще любого скандала, обвинений и выяснений отношений. Вот такая женщина.

- А что такое любовь?

- Любовь – это не эмоции, любовь – это чувство, которое человек в себе воспитывает. С первого взгляда любви не бывает. Любовь – это землеройная машина. Она роет под того, кого ты любишь. И в тот момент, когда кажется, что любовь себя исчерпала, появляется какой-нибудь суслик и кричит: «Свистать всех на верх». Вот так.

- У вас с Елизаветой Викторовной два замечательных сына – Игорь и Евгений. Хочется спросить у вас, как у отца, воспитавшего двух мужчин. Существует мнение, что не надо воспитывать детей, надо воспитывать себя, а дети все равно будут похожи на вас. Вы согласны с эти?

- Да. Согласен. Родители должны быть примером. Если ты недоволен своими детьми, в первую очередь посмотри на себя – кто ты, что ты? Ведь что такое дети. Дети – это единственное, что у нас есть от мира сего, это наше единственное отражение. Каков твой ребенок – таков ты.

- Евгений Александрович, несомненно, во все времена были писатели, заслуженно обладающие народной любовью. Были и такие, кто получали регалии, тиражи и другие и привилегии «по блату» - знакомствам, либо политическим или другим каким-то соображениям. Вы можете высказать свое мнение по этому поводу?

- Ну это естественный процесс. Без этого никуда. Но писатель, который хочет остаться в памяти, в истории, в умах и сердцах людей, должен понимать, что все определяет язык. Вот если есть язык в произведении, произведение будет жить вечно. А сейчас как пишут? Без языка пишут, потому что у людей перестала работать душа, потому что не читает ничего.

Вот смотрите, столько лет не могут Пушкина уничтожить. А как пытаются. Почему не могут? Да потому что он этот русский язык пропустил через собственную душу. Произведения Пушкина – это, в первую очередь, язык.  И сколько лет борются с Пушкиным, а ничего сделать не могут.

- Ваши любимые произведения Александра Сергеевича?

- Я «Евгения Онегина» знаю наизусть, полностью. И «Мцыри».  Был у меня ученик в университете. Он страшно ненавидел Шолохова. И вот я его попросил прочитать мне вслух один самый короткий рассказ. И вот из 6 страниц произведения он не знает 182 слова, вообще не понимает, о чем они. Вот поэтому и не любил он Шолохова, что писатель заставляет мыслить через слово, а мыслить юноша не хотел. В итоге защищался он у меня, знаете, по кому? По Шолохову.

- А как вы думаете, родятся еще в России такие гении?

- Обязательно. Без сомнения. В России будут еще такие гении, мы еще прочитаем великие произведения, все это еще будет.

- А есть в администрации города и области ваши читатели?

- Есть. Дорждеев Александр Владимирович. Помню, я лежал в кардиоцентре и смотрю, какой-то паренек мимо пробегает, заглянет и бежит дальше. И заходит ко мне как-то врач и говорит: «Женя, стесняются тут к вам зайти». Я удивился. Чего стесняться-то, пусть заходит. И вот появляется Александр, держит в руках «Хазарань». И из Хазарани начал мне наизусть прямо главы читать. Я удивился. Как потом оказалось, профессор у него в университете был поклонник моего творчества, поставил студентов перед фактом, чтобы все до единого прочитали «Хазарань». Александр прочитал, а потом так втянулся, что уже ни одной моей книги не пропустил.

В городе мой главный читатель – это Коновалов Евгений Александрович. Я его кумир, он этого даже не скрывает.

- Евгений Александрович, в 1985 году вы получили первый приз на международном конкурсе за стихотворение «Половики». Призом стал миллион долларов. На что вы потратили эти деньги?

 - На книги и на то, чтобы кого-то поддержать из молодых писателей начинающих.

- Вы – поклонник Сталинграда, верно?

- Как можно не любить этот город? Как можно им не восхищаться? Как можно его оскорблять и втаптывать в грязь, как это делают сейчас? Да кто они такие, знают они, что во время Сталинградской битвы в этом городе каждые 3 секунды умирал человек, каждые 3 секунды! Вы только вдумайтесь! И после битвы, после войны люди возвращались сюда, возвращались на эти руины, чтобы своими руками поднимать Сталинград. Мы сегодня достойны этих людей?

Да здесь у каждого здания своя история. Дом № 24 по улице Мира, вы знали, что около него похоронено 5 тысяч немцев? А сейчас идет унижение истории, унижение нашего города. У меня есть книга «Святой с минного поля». Рассказ о Сталинградской битве глазами подростка. Советую почитать всем.

- Этот подросток – это вы?

- Ну да. И такого в мире еще не было. На выставку во Францию когда привез эту книгу, ее единственную там оставили на год, а потом позвонили и сказали, что ее украли. Ну да Бог с ними.

- Евгений Александрович, у вас есть девиз по жизни?

 - Да. Если ты хочешь быть человеком, не забудь, что вокруг тебе подобные.

- У вас в жизни были моменты разочарования?

- В 18 лет я написал 4 романа. В 14 написал первый роман. Я всегда писал. Пока все болтали. Вот поэтому у меня их почти сто. Я ж еще бессонный. Я ж почти не сплю. Сейчас у меня порядка 100 вышедших произведений и почти столько же неизданных. Ну как тут можно разочароваться? Нет, никогда не было моментов разочарования или отчаяния. Потому что я всегда писал, каждый день, постоянно.

- Евгений Александрович, благодарим вас за беседу, но особенно, за ваше творчество, за смелые мысли и уникальные художественные идеи.

Анна Дребнева

Новости на Блoкнoт-Волгоград
  Тема: Лица города  
ВолгоградЕвгений Кулькинписатель
3
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое