Волгоград Вторник, 18 Декабря
Общество, 24.07.2018 12:33

Нас ужаснуло вскрытие, – мать умершей в больнице Волгограда малышки обвинила врачей в ее смерти

Трехмесячная Вика скончалась в реанимации после больших мучений. 

В «Блокнот Волгограда» обратилась Кристина Черкашина. Молодая женщина пережила самое страшное, что может случиться с человеком – 17 апреля она потеряла свою дочку Вику. Кроха скончалась в реанимации. В день смерти малышке исполнилось ровно три месяца.

По факту гибели грудничка возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Максимальная мера наказания, предусмотренная действующим законодательством – три года колонии и запрета заниматься определенной деятельностью.

Однако традиционно для волгоградской медицины расследование идет со скрипом. Документы были переданы не всем пакетом, а частями. Осложняется ситуация еще и потенциальной возможностью фальсификации. Подмена материалов для экспертизы погибшей роженицы Елены Мачкалян, проводимый тест ДНК образцов также погибшей в родах Анны Давыдовой, конечно, не могут не наводить на соответствующие размышления.

WhatsApp Image 2018-07-23 at 16.44.03 (1).jpg

Так Вика выглядела в первые дни в больнице

Однако пока следствие не сделало вообще никаких выводов, об этапе предварительного следствия говорить рано. Остается надеяться, что хотя бы смерть ребенка – крошечного, беззащитного существа, причинение даже малейшего вреда которому ничем не искупить – не останется безнаказанной. Поэтому обратиться можно только к показаниям пострадавших – Кристины и Сергея Черкашиных.

Беспокойство состояние Вики у ее мамы вызвало 23 марта. Молодая мамочка заметила у ребенка отдышку. Как любой любящий родитель, она бросилась в поликлинику – по ее словам, прислать врача домой в медучреждении отказали.

Дежурный педиатр сразу насторожилась. Прокомментировав, что с ребенком «что-то не так», она незамедлительно выписала направление в детскую клиническую больницу №8. Здесь крохе сделали рентген, поставив предварительный диагноз: очаговая правосторонняя пневмония.

– Узнав, что у дочери имелся открытый артериальный проток, отказали в госпитализации, со словами, что у них нет реанимационного отделения, и направили нас в 21 детскую областную клиническую инфекционную больницу, – рассказала Кристина корреспонденту «Блокнота Волгограда».

По словам мамы, по приезду с ними говорили грубо и заявили, что никаких симптомов нет, а снимки неверны, так как сделаны в положении лёжа. Родителям настоятельно предлагали отказ от госпитализации, пояснив, что «ребёнок розовый, дышит и спокойно спит». Однако одна из сотрудниц уговорила остаться, пояснив, что отдышка у малыша в любом случае просто так не появляется.

dc601125-3a90-48b7-aa58-490ef3d3cbe2.jpg

В больнице требовали покупку вещей из списка, даже мешков для мусора и клея

– Нас госпитализировали в инфекционное отделение и сразу начали ставить антибиотики. Сначала кололи цефатоксим, но на него оказалась аллергия, потом кололи два раза в день линкомицин, – поделилась мама. – Но отдышка при этом не уменьшалась. Заведующая только говорила, что «ребенок с пороком сердца, значит она метеозависима, вот и дышит тяжело!»

Температура поднялась один раз, 28 марта. При 38,5 девочке вкололи обычное жаропонижающее, известное всем под условным названием «литичка». Лечение не менялось день за днем. 30 марта утром сделали рентген во взрослой больнице №3, по результатам которого врачи приняли решение о выписке. Хотя внешне состояние Вики не изменилось, за исключением потери ребенком около 300-400 граммов.

Отдышка сохранялась, ухудшалось эмоциональное состояние ребеночка. Дежурного врача это не смутило. Тем не менее, 1 апреля началось лёгкое «бухиканье». Пришедший на дом врач назвал это «остаточным явлением» и прописал сироп от кашля.

– В этот же день мы поехали на плановый приём в кардиоцентр по поводу госпитализации и закрытии открытого артериального протока. Нас приняли, посмотрели и решили положить в больницу для подготовки к операции 3 апреля, – рассказала Кристина корреспонденту «Блокнота Волгограда».

WhatsApp Image 2018-07-23 at 16.44.03.jpg

Вика родилась крепким и здоровым малышом

Уже в детском хирургическом отделение ребёнку стало ещё хуже, начались приступы удушья. Девочку положили под капельницу с маской. После этого сделали рентген. Выяснилось, что у Вики обструктивный бронхит, не исключена пневмония. Отправили обратно в 21-ю с пометкой «в реанимационное отделение». При этом дали большой пакет с лекарствами для сердца.

– Привезли нас в 21-ю на скорой помощи. Я говорила, что дочке нужны реанимационные условия, что у ребенка бывают приступы удушья и что нас выписали с кардиоцентра в состоянии средней тяжести – в выписке было всё указанно, – вспомнила Кристина. – Снова заявили, что рентген сделали неправильно. И опять в инфекционное отделение №4, где даже нет кислорода в баллонах…

Мама просила отдельную палату, но ее не дали, просила не колоть уже показавший бесполезность линкомицин. После нескольких минут споров, они всё-таки нашли другое лекарство и стали делать ингаляции.

– Малышка ела с хорошим аппетитом, – рассказала Кристина. - Но 5-го числа начались приступы удушья. Велели делать ингаляции, дочка стала задыхаться, и я перестала их делать, позвав врачей, но они настояли. Еще открывали окно с холодным воздухом и говорили, что ребёнку нужен кислород.

zqWTc3JU-kc.jpg

Справка о смерти

Дальше Вика уже сама не ела, мучилась… Слизь, по словам ее мамы, не откачивали, а вместо использования баллона заведующая держала ребенка на руках у открытого окна на глазах у бездействующего медперсонала. Со словами «это вам не кукла» только одна врач, Анна Александровна, позаботилась о переводе ребенка в реанимацию – где и пробыла с 5-го по 17 апреля. Мама видела ее один раз.

– На третий день реанимации пошли ухудшения. Какие лекарства ей колют, не говорили, аргументируя тем, что мы ничего не поймём. Кроме того, без моего ведома переливали плазму – согласие я подписала постфактум, а также оказалось, что у ребенка кровь в желудке, – рассказала Кристина.

Всего один раз ее пустили к дочери. Она лежала с закрытыми глазами и странно дергала стопой. Как выяснилось позже, девочка уже была в коме… Мать считает, что никаких действительно нужных мероприятий не проводилось. Делали отсос слизи, ставили капельницу для мочеиспускания. Но лучше ей не становилось. Заявили даже об отеке мозга, но обещали, что ребенок выживет.

– Мы с мужем подсматривали в окно через небольшие дырочки и щёлочки в жалюзи, – рассказала корреспонденту «Блокнота Волгограда» мама Вики. – Не было рядом врача и медперсонала прямо перед смертью. Через полчаса после того, как мы на нее последний раз посмотрели, нам позвонили и сообщили о смерти…

t1tS4yWIrik.jpg

Заключение патологоанатома

Родителей не пустили проститься. Не дали посмотреть на своего ребенка. Некоторые документы просто не вернули, например, два снимка рентгена и последнюю выписку. Обвиняли во всем мать и настаивали на том, что дело в пороке сердца…

- Для них смерть ребёнка это – норма, – считает Кристина. – Нас ужаснуло вскрытие. Скрывали кровотечение лёгких, кому… А ведь дочка родилась здоровой. Ее заболевание только звучит страшно – порок вообще не планировали оперировать, это небольшое отверстие, которое затянулось бы до года. Я сама настаивала на операции после ужасов первой госпитализации.

Что случилось, как лечили ребенка, вообще непонятно. Вся надежда – на порядочность и компетентность следствия.


Новости на Блoкнoт-Волгоград
Волгоградумер ребенокмладенческая смертностьумер малыштрагедияматеринствоврачи
12
12
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое