Волгоград Пятница, 20 Сентября
Общество, 20.04.2019 14:54

Осужденные обществом: мать-инвалид и ее сын с пороком сердца оказались выкинутыми на улицу в Волжском

Каждый день 40-летняя Марина Машутина вместе со своим сыном Максимом, которому еще нет и 2 лет, борется за жизнь и здоровье. Они не живут, они – выживают. Каждое утро Марина просыпается в «убитой» съемной квартире и выбирает: купить ли ей одежду сыну, которому 1 год и 9 месяц и он быстро растет, или купить еды. Потому что на жизнь у семьи остается 7 тысяч 50 рублей.

Максимка родился с пороком сердца. Также у него низкий гемоглобин и проблемы с желудочно-кишечным трактом. На эти деньги нужно еще покупать лекарства. И это не считая простуды, которой время от времени болеет каждый ребенок.

Марина – инвалид детства и сирота. Она получает пенсию в сумме 13 050 рублей. Поскольку своего жилья нет, Марине приходится снимать халупы в глубинках Волгоградской области.

Марину нашли волонтеры, они разместили информацию в социальных сетях с просьбой о помощи. Я связалась с куратором Надеждой, договорилась о встрече с Мариной. Адрес, к слову, никто не скрывает – поселок Краснооктябрьский, дом 18, квартира 1.

Перед визитом я зашла в магазин, купила фруктов. «Ребенку же нужны витамины», – подумала я. Вообще, Марина уже боится людей, потому что ее часто обманывали. Но волонтер Надежда мне помогла, убедила Марину, что я не враг, а пришла помочь. Марина встретила меня приветливо, Максим в это время спал – обеденный сон по расписанию. Несмотря на ужасное состояние квартиры, в которой частично были голые стены без обоев, дома было чисто. В этой квартире Марина с ребенком живут с февраля, с предыдущей квартиры съехали, потому что начали обманывать со счетчиками.

Квартира

Разговоры на кухне

Мы прошли на кухню, где сели за маленький стол разговаривать. Марина рассказала мне о своей жизни.

– В 4 года меня определили в детский дом в Петров Вале. В 18 лет меня почему-то определили в дом престарелых, хотя должны были выдать квартиру в Петров Вале. Сперва я была в Урюпинске, затем меня отправили в Красный Яр. И там и там я работала сиделкой, ухаживала за бабушками, дедушками и инвалидами. Затем я стала просить комиссию, чтобы меня перевели в Волгоград. А потом так случилось, что я плохо себя вела, и меня перевели в станицу Нижний Чир. Там я встретила своего гражданского мужа.

Кухня

Рубец на сердце ребенка – в прямом и переносном значении

Максимка родился с проблемами по здоровью. Кардиолог из городской детской больницы Волжского сказала, что у мальчика открыто овальное окошко и есть рубец на сердце.

Помимо этого, ребенок растет без отца. Он оставил семью и буквально забыл об их существовании. Помощи от него никакой нет.

– Он знает, что Максим есть, но я сама не знаю, где он. Я сколько раз звонила ему, но абонент недоступен. Наверно, «симку» поменял, – опустила голову Марина.

Изначально семья возлюбленного не приняла ее.

– Меня постоянно били, выгоняли из дома. Я много раз ночевала у подруг. Максим (бывший муж Марины – прим.ред) работал на вахтах. Я ему звонила, жаловалась, но он был на стороне родной матери. Я не понимаю, зачем он меня тогда взял под свою опеку, лучше бы вообще не брал. Они лишили меня прописки, сейчас я и ребенок числимся БОМЖами.

Максим

«А работать не пробовала?! Мошенница!»

Именно так чаще всего люди реагировали на просьбу о помощи. Причем сама Марина не просит денег, ей главное, чтобы ребенок был здоров. На работу Марина пойти не может – не с кем оставить маленького сына. А в детский сад Максима не берут – как минимум, надо пройти медкомиссию и сделать прививки, чего в настоящий момент ввиду здоровья малыша сделать невозможно.

– Мне кричали, что я – аферистка. А я работала и сиделкой и няней, но сейчас не с кем ребенка оставить. Да и инвалидов на работу предпочитают не брать, – сокрушается Марина.

В какой-то момент разговора с улыбкой проснулся Максим. Мальчик также был ухоженным, чистым и общительным.

– Люди говорят на меня, что я – алкашка, бью своего ребенка. Якобы кто-то видел меня у поликлиники, где я била ребенка. Я вообще никогда Максимку не била и никогда не ударю. Этот ребенок у меня долгожданный, поздний. Я его очень сильно люблю и никогда его не ударю, – со слезами на глазах рассказала Марина.

И действительно, не поверила я, что этого ребенка бьют. Он постоянно тянулся к маме, мне – улыбался. Глядя на Максима не скажешь, что этот ребенок зашуганный и всех боится, в том числе и мать. Никаких синяков и ссадин на нем я также не увидела. Но, как и любой ребенок в его возрасте, Максимка капризничал, когда ему, например, не дали разбить яйцо. Но мама знала, как его успокоить, в ее объятиях сын сразу успокаивался.

Максим и Марина

Мир не без добрый людей

Когда Марина переехала, из своих вещей у нее был только половник, разделочная доска, две чашки, сковородка. Из одежды – пара штанов и платье, у Максима примерно также – 3-4 вещички и всё. Не было даже постельного белья, ребенок спал на клеёнке.

После постов в социальных сетях на помощь пришли неравнодушные волжане, которые принесли Марине еду, бытовые принадлежности, средства личной гигиены, игрушки, самокаты, одежду и даже телевизор.

На крик о помощи откликнулся и хирург, работающий в одной из клиник Волгограда. Он привез семье ковер, вещи и предложил ребенку бесплатное обследование и лечение.

– Хочу сказать спасибо всем, кто откликнулся! У нас теперь появились вещи, очень нам помогли! – повеселела сразу Марина.

Полный холодильник

А где положенная государством квартира?

На этот вопрос не может ответить ни волонтёр Надежда, ни сама Марина. Ей, как выходцу интерната, положена своя жилплощадь, но воз и ныне там.

– Мне все задают вопрос «а почему квартиру не дали?», а я не знаю. В 32 года меня забрал мой гражданский муж, он был мне как опекун, но и ему никто не сказал, что делать, чтобы получить квартиру.

Марина до сих пор обивает пороги различных инстанций, чтобы получить своё жильё.

– Однажды мне вообще сказали, что я не подхожу под понятие «сирота». Якобы сиротами считаются люди 18-20 лет, ну максимум 23, а мне тогда было под 40 лет. Потом в администрации Волгограда мне работник сказал, что неважно, сколько мне лет, квартира положена, так как я из детдома, – рассказала Марина, – Я сколько ходила, мне везде давали пинки и всё. Я и беременная ходила, добивалась, и ничего, никому это не надо. Я не хочу по квартирам скитаться, хочется свой угол иметь и знать, что мы с ребенком живем, и нас никто не выгонит, и мы никуда не пойдем. Я буду знать, что я  на месте, у меня все есть. Мне больше ничего не надо, – никак не может добиться правды Марина.

В квартире, в которой сейчас живет семья, местами голые бетонные стены, деревянные окна, старая мебель.

– Я когда сюда переехала, отмывала лампу, она вся черная была. Эта квартира не стоит 5 тысяч! Плюс, счётчики нужно оплачивать. В итоге выходит 6 тысяч. Я бы сняла какой-нибудь частный домик, чтобы Максимка мог свободно гулять и играть на участке, – поделилась Марина.

Марине еще требуется посуда и лекарства для ребенка: фолиевая кислота, феррум лек в жидком виде, глицин и панкреатин . Все, кто хотят помочь, могут обратиться к куратору Надежде по телефону: +7-937-103-05-33. Кстати, у Марины скоро день рождения - 28 апреля ей исполнится 41 год.

Алина Мельникова.


Новости на Блoкнoт-Волгоград
сиротаволжскийдетипомощьволонтерство
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое