Волгоград Вторник, 15 Октября
Общество, 25.08.2018 20:03

Почему в деле о смерти пациентки волгоградского пластического хирурга так много «темных пятен»

Уже в понедельник, 27 августа, Волгоградский областной суд решит судьбу известного пластического хирурга.

За доктора Марсело встало все медицинское сообщество Волгограда, откликнулись врачи из других регионов. На прошедшем в нашем городе круглом столе с участием медиков, юристов и журналистов, корреспондент сайта «Блокнот Волгограда» пообщался с экспертами в области не только пластической хирургии, но и анестезиологии и реаниматологии, и медицинской юриспруденции. 

Это врач-хирург стационара клинической больницы РЖД, врач анестезиолог-реаниматолог, юрист Владимир Дербенцев, пластический хирург высшей категории Игорь Рязанцев. Все как один возмущены и удивлены тому, что суд упорно пытается сделать из Марсело Нтире уголовника и убийцу, игнорируя доказательства невиновности пластического хирурга. Почему? Зачем?

Во время процедуры липофилинга умерла 23-летняя пациентка. Уголовное дело было возбуждено не по врачебной ошибке. Доктор обвиняется в оказании услуг, не отвечающим требованиям безопасности жизни. Согласно же заключению судмедэксперта, смерть девушки наступила в результате анафилактического шока, то есть внезапного проявления аллергии в самой страшной и необратимой форме. Речь идет о местной анестезии, которую хирург по своей компетенции сделал девушке в подбородок. При этом в причине смерти указано, что лекарственное средство было назначено и применено правильно. 

Почему организм так отреагировал – это вопрос уже другой. Эксперты-аллергологи утверждают, что наш организм может так агрессивно отреагировать на что угодно – медицинский препарат, еду, косметическое средство или что-то еще. Предугадать реакцию нельзя, даже если сделать пациенту все возможные аллергенные пробы.

- Спрогнозировать появление анафилактического шока практически невозможно. Пациент сам может не знать или не помнить, что у него есть аллергия на тот или иной препарат или действующее вещество, - считает член Волгоградской медицинской палаты, врач Владимир Дербенцев. – Я считаю, что это несчастный случай, но никак не уголовное дело.

Тогда причем тут статья, по которой обвинен доктор Марсело? Если только есть прямая причинно-следственная связь между оказанием этих услуг и смертью пациентки. Посмотрим, есть ли она.

В рамках уголовной статьи Марсело предъявлено несколько обвинений, каждое из которых защита опровергла во время судебного процесса.

Самое серьезное, что вменяется главному врачу клиники Изабелла» - в медучреждении нет штатного врача-анестезиолога, и во время процедуры он не присутствовал. Обвинение ссылается на пояснение специалиста Росздравнадзора. Но в этом же ответе сказано, что орган не имеет полномочий разъяснять требования нормативно-правовых актов в сфере здравоохранения. А кто же имеет? Логично, что тот орган, который этот акт разработал, а это Министерство здравоохранения.

Ответ Минздрава в деле тоже имеется. Там черным по белому написано, что анестезиолог-реаниматолог положен больницам, где есть круглосуточное стационар, реанимация, полноценное хирургическое отделение и многое другое. Всего этого нет, и не может быть в клинике «Изабелла», которая, согласно лицензии, имеет право осуществлять и осуществляет только первичную медицинскую помощь в амбулаторных условиях. То есть, проводит простые процедуры под местной анестезией. Такую процедуру и делали 23-летней пациентке.

Но суд упорно игнорирует разъяснения Министерства. Странная несостыковка. Сторона обвинения вменяет доктору Марсело несоблюдение правового акта, который к деятельности клиники «Изабелла» не имеет никакого отношения.

Второе обвинение утверждает, что пациентка перенесла в детстве хронический пиелонефрит, который сказался на ее здоровье, и якобы нельзя было из-за этого делать липофилинг.

Но согласно заключению судмедэксперта, при вскрытии не было обнаружено никаких признаков воспалительного процесса и тем более пиелонефрита. Собранный анамнез пациентки тоже не подтвердил наличие заболевания. На чем же тогда основывается обвинение, утверждая, что хроническое заболевание у девушки было? А вот на чем. В 2016 году лор отправил девушку сдать анализы, получив их результаты, пациентка позвонила своему терапевту, потому что чувствовала недомогание и в анализах были признаки какого-то воспалительного процесса. Терапевт был в отпуске, поэтому по телефону, по жалобам, не глядя, поставил девушке примерный диагноз – пиелонефрит. Об этом доктор рассказал во время допроса. Все, только на этом, не взирая на материалы дела, основывается суд, не веря доктору Марсело и экспертам.

Если внимательно изучить материалы дела, там есть еще кое-что странное. 5 августа из состава комиссии экспертов по причине увольнения был исключен некий врач Н., который организовывал деятельность всей комиссии экспертов, принимал решения о приостановке и возобновлении экспертизы, заявлял ходатайства под своей подписью. Делал он это вплоть до окончания производства экспертизы - до 30 августа, то есть уже даже после исключения из состава экспертов.

Можно ли утверждать, что следствие было «прозрачным», а судейский процесс не предвзятым..?

Новости на Блoкнoт-Волгоград
ВолгоградМарсело Нтиресмерть пациенткиуголовное делоприговор
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое