Волгоград Пятница, 22 Марта
Общество, 23.12.2018 21:57

Страха смерти не было, было сожаление, - победившая рак волгоградский дизайнер

В нашей рубрике "Лица города" мы часто публикуем интервью с победителями крупных чемпионатов, турниров. Это мастера спорта, знающие, что такое борьба.

Ольга Смирнова - не спортсменка и ни разу не была на чемпионате. Но ее победа стоит десятка медалей на спортивной арене. Она одержала победу над тем, что многие люди даже боятся произносить вслух - над раком, смертью, отчаянием, страхом.

Сегодня счастливая жена и мама откровенно, смело и без прикрас рассказала журналисту сайта "Блокнот Волгограда" о том, что пришлось ее пережить за эти 3,5 года борьбы.

Алина Долаева 2.jpg

- Оля, почему ты так легко говоришь о своей болезни? Обычно люди хотят забыть такое, как страшный сон, и не возвращаться к этой теме.

- А потому что негативных неприятных ощущений у меня не осталось вообще. Для меня воспоминания о болезни - это как рассказ о том, что было очень давно и не со мной. Есть очень хорошая фраза в одной песне: "Когда-нибудь мы вспомним это, и не поверится самим". Вот реально ощущение, что это было в другой жизни. Сейчас это кажется уже настолько пройденным этапом, пережитым и отболевшим. Это было 12 лет назад. 12 лет назад наступила ремиссия.

- Где, как тебя застала эта беда?

- Мне было 22 года, я только закончила институт. Ни детей, ни семьи еще не было. Молодая, счастливая я переехала жить и работать в Москву. Но у жизни на мой счет были иные планы, и счастливая столичная жизнь в них не входила. И тут я отправилась на обследование, потому что постоянно кашляла, чувствовала недомогание. Обследовалась, узнала, что у меня лейкоз, рак крови 4-ой стадии.

- Каково слышать такое в 22 года? Первой реакцией был шок?

- Скорее непонимание происходящего. Мне вообще было не понятно, что от меня хотят и что вообще происходит. Я приехала в Волгоград в онкологическую больницу. И ведь я тогда реально думала, что вот сейчас меня дома подлечат и я поеду обратно в Москву. Но это "сейчас" растянулось на 3,5 года.

- Когда наступил первый тяжелый момент этой борьбы?

- Когда у меня выпали все волосы. Когда я смотрела в зеркало и видела лысую себя. Вот это было очень тяжело, учитывая, что в 22 года у меня была длинная коса. Мне еще повезло, что врачи, наверное, в силу опыта, очень аккуратно преподносили информацию. Они посоветовали сначала очень коротко подстричься, то есть чтобы не резко шагнуть, а плавно переступить через этот этап. Привыкнуть к себе с новой, короткой стрижкой. А потом уже волосы выпали совсем.

Юрий Иванов 2.jpg

- Понятно, что в 22 года организм еще сильный. Он способен бороться и со стрессами и со всей этой обстановкой больничной, и с препаратами, от которых часто бывает еще хуже, чем до приема. И тем не менее, был момент, когда организм уже настолько устал, что просто хотелось сдаться? 

- Сдаться не хотелось вообще никогда. У меня был очень боевой настрой. На тот момент даже людей вокруг меня не было, которые бы с грустью в глазах на меня смотрели. Все относились к этому просто как к этапу, который закончится, просто его нужно преодолеть. Вокруг меня было очень много друзей, но никто меня не жалел и уж тем более не прощался со мной. Мне было проще от того, что люди относятся к моей болезни просто как к данности. Ну вот как есть. Надо пройти. Я вообще считаю, что жалость - немножко унижающее чувство. Если у тебя есть две руки, две ноги и голова, смысл тебя жалеть? Да и я сама так всех настроила, потому что никогда не жаловалась на боль или что-то еще. 
 
- Почему ты приняла решение лечиться в Волгограде?

- Да, я проходила лечение в нашем Волгоградском онкологическом диспансере. Надо сказать, что была возможность уехать лечиться в Москву. Мы поехали с родителями и со всеми анализами, которые у нас были на руках, и нам сказали: "Не нужно никуда, у вас работают гении. Они вас вылечат". И очень скоро я убедилась, что это правда. Камиль Даниялович, это заведующий отделением гематологии, мне кажется, этот человек просто врач от Бога. Я обратила внимание, когда это все проходила, насколько у него индивидуальный подход к каждому человеку.

- Существует распространенное мнение, что рак - это болезнь, которую могут вылечить только богатые. И еще одно - что в России условий для лечения от рака нет. Что говорит твой опыт на это?

- Это стереотип. И они неправильные. Вполне возможно, что так было раньше, лет 30 назад. Я могу сказать совершенно точно, что, во-первых, деньги не имеют совершенно никакого значения в ситуации лечения от этого заболевания. Потому что самое важное - как сам организм воспринял болезнь, в какой момент она наступила, а также настрой пациента и готовность выполнять все. То есть лечение от онкологии, оно иногда, если посмотреть на него со стороны, может показаться странным. Какие-то там пункции, после которых ты лежишь вниз головой зачем-то. Очень многие на это реагируют с пренебрежением, даже пациенты, которые лечатся. Я считаю, что это твой настрой, твоя готовность выполнять все, что говорят врачи, не прибегая к этим всяким - "пить бензин или травку какую-то". 

Со мной рядом лежали такие люди. Возможно, это от внутренней усталости, когда кажется, что ничего не помогает. 
У нас лежало очень много человек. Были ребята-работяги с Кировского завода. Были девчонки из очень богатых семей, взрослые люди с очень большими деньгами. Но мы все ходим под Богом, и деньги там уже точно никакой роли не играют. Кто-то уходил у нас на глазах, и большие деньги не помогали.

- А что с лекарствами? Они платные?

- Я не могу утверждать, как все это происходит в настоящий момент. Могу только говорить о том, как это было, когда я лечилась, то есть в 2006 году. Вся основная химия, то есть все самые дорогие лекарства и специализированные капельницы даются бесплатно. Максимум могут порекомендовать что-то пропить, например, для сердечной мышцы или поддержания других важных систем и органов. Но это уже сопутствующие препараты. То есть никакой бешеной суммы на лечения не было. Конечно, это деньги, в первую очередь, потому что ты живешь в состоянии такой хрустальной вазы. Ты, например, не поедешь на общественном транспорте, потому что твой иммунитет упал ниже некуда, а вызовешь такси. Такие вещи, конечно, требуют каких-то материальных затрат. 

- Кто был все это время рядом? Эти 3,5 года?

- Мама и папа. И я что хочу сказать. Я до сих пор не понимаю, как они с этим справились. У меня тогда не было семьи и детей. Сейчас, когда я сама мама двоих деток, я с ужасом понимаю, насколько им было тяжело. Даже гораздо тяжелее, чем мне самой. 
Влад Вощинин.jpg

- Любому человеку, который сталкивается с таким заболеванием, приходится невольно столкнуться и со страхом смерти. Конечно, когда тебе 22, кажется, что смерть - это про кого-то другого, она далеко. Когда тебе 50 или 60, и ты заболеваешь раком, то уже, наверное, задумываешься, что, скорее всего, это конец. У тебя был такой страх?

- Я не знаю, что это, может быть, защитная реакция мозга, но мне никогда не казалось, что это все. Абсолютно искренне говорю. Никогда такого не было. Было сожаление, что что-то не сделала, нет детей, например, что в молодом возрасте с этим столкнулась, еще не пожила. Но страха, что сейчас лягу, закрою глаза и больше не открою - не было.

- А традиционный вопрос: "За что это досталось именно мне?" был?

- У меня был друг, который первым пришел ко мне во время моей болезни. Он произнес фразу, которая так крепко засела у меня в голове, что я на протяжении всей болезни именно так к ней и относилась: "Это не за что-то. Это для чего-то". И сейчас, когда в моей жизни происходит что-то хорошее, он говорит: - "Ну, твое счастье уже оплачено".

Антон Сидоренко 1.jpg

- Оля, а ты считаешь себя сильным человеком?

- В принципе нет. Но определенно какие-то качества я приобрела, которые сейчас помогают справляться с различными ситуациями.

- Эта болезнь как-то изменила твою  жизнь?

- Внутренне изменила очень. У меня были периоды, когда ты лежишь в палате и к тебе никого не впускают. Например, в течение месяца ты вообще одна лежишь.

- Наедине с собой и с тем, что внутри?

- Именно. Это очень тяжело. Три раза к тебе заходят ставить капельницу, два раза заходит врач, и где-то издалека тебе машет мама. И все. Было очень трудно. Помимо того, что человек один, это осложняется тем, что к тебе никто не приходит, тебя никто и ничего не отвлекает. Ты постоянно находишься в этом мирке, где только ты и твоя болезнь. Самое лучшее отношение окружающих - когда подружки приходят и начинают трещать о чем-то, отвлекая тебя. Я видела много вариантов, когда люди, находящиеся рядом, усугубляли ситуацию своими слезами и пессимистическим настроем. Внешний настрой на лучшее дает нереальное количество сил. У тебя нет вариантов засомневаться. Мне повезло, что у меня было такое окружение. Ко мне приезжали друзья под окна с плакатами и воздушными змеями. И вот именно такое отношение, людей рядом, простое внимание я научилась ценить. Вообще научилась ценить мелочи, самые обыденные.

Юлия Мукан 1.JPG
- Представляешь, сколько ты за этот период получила энергии тепла и любви?

- Очень много. Это ценнее любых денег. Возможно, это отчасти и помогло справиться. 

- Сейчас, спустя годы, ты можете ответить на тот самый вопрос: для чего это было?

- Однозначно для того, чтобы понять, что все те вещи, из-за которых мы суетимся и переживаем - кто-то что-то сказал или не то подумал о нас и прочее - это настолько не важно. Это ушло из моей жизни. Или вот эти все "это сейчас не модно". У меня сейчас такой легкий пофигизм по отношению ко всему этому.

- Оль, ты просыпаешься с утра, и есть ли какие-то вещи или мелочи, которые для тебя - радость, а другой не обратит на них никакого внимания? Перечисли, что это. 

- Пролечившись и не имея порой возможности нормально ходить, дышать, разговаривать и даже чихать, я сейчас радуюсь тому, что я встала и у меня ничего не болит. Естественно, это моя главная радость - это мои дети. Радость от того, что смотрю на сына и дочку и понимаю, что у меня есть это счастье, которого могло и не быть.

Лчный архив 1.JPG

- А был ли страх, когда вышла замуж, что перенесенная болезнь может как-то помешать стать мамой?

- Нет, потому что я сразу об этом разговаривала со своим лечащим врачом. Более того, я до сих пор с ними советуюсь, когда необходимо принять какое-то важное в жизни решение. С ним и с заведующим отделением. Как только я вышла замуж, я позвонила своему врачу и спросила, можно ли мне беременеть. Мы сразу сдали анализ - проверились на остаточную болезнь. Со вторым ребенком я шла на обследование с такой же поддержкой.

- Оля, а давай назовем этих людей?

- С удовольствие и чувством огромной благодарности. Капланов Камиль Даниялович - заведующий отделением. И мой лечащий врач Клиточенко Татьяна Юрьевна. Это люди, которые работают по своему призванию, заслуживают и вызывают абсолютное доверие и уверенность в том, что, как сказала Татьяна Юрьевна: "Мы не лечим тех, кого не можем вылечить".
Но надо слушаться. Они мне сразу сказали: "Только все, что мы говорим, делать".

- Скажи, а люди меняют свое отношение к тебе, когда узнают о перенесенной болезни?

- Совершенно точно эта болезнь была как лакмусовая бумажка в отношениях с противоположным полом. Потому что как бы ты для себя ни решил, что все это закончилось, человеку, с которым ты решил связать свою жизнь, может так не казаться. Отношение ко всему этому моего мужа Константина было контрастным в сравнении с моими прошлыми ухажерами, которые изъедали меня своими вечными сомнениями и начинали вызывать эти сомнения у меня. Например, "ты мне не родишь" и прочее. Костя, когда я у него спросила, не пугает ли его эта часть в моей биографии, ответил: "Наоборот, радует, потому что если ты справилась с этим, то со всем остальным справишься точно".

Хотя я живу пожизненно с определенными запретами, он старается всем этим запретам соответствовать и помогает мне в этом. Например, даже не поднимать тяжелое, не переохлаждаться, избегать сильных стрессов, не находиться под палящим солнцем. Он уже восемь лет все это трогательно и заботливо мне обеспечивает.

Алина Долаева 1.JPG

- Тебя когда-нибудь просили поддержать человека, который столкнулся с такой же бедой?

-Мне до сих пор иногда звонят и просят поговорить с кем-то, кто узнал о своей болезни. Я всегда с радостью и готовностью общаюсь. Потому что мне самой тогда очень не хватало такого разговора с человеком, который не просто скажет: "Все будет хорошо", а который прошел через это и знает, о чем он говорит. Я совершенно спокойно об этом говорю. И говорю, что людям, которые рядом, намного труднее, чем тебе. Потому что ты всегда можешь пожалеть себя, лечь, закрыться, отдохнуть. Они же постоянно боятся чем-то тебя задеть - физически или морально. Это постоянное напряжение без отдыха.

- Оля, ты - счастливый человек?

- Абсолютно.

- А что такое счастье?

- Для меня это мои родители, которые живы и здоровы, это мои дети, любимый муж, моя работа. Хобби, которое получило толчок к развитию именно во время лечения.

Юлия Козлова 1.jpg

- Речь идет о твоих дизайнерских украшениях?

- Именно. Навык плетения у меня с детства был. А когда лежала наедине с собой, это время надо было чем-то убивать, и мама приносила мне огромный пакет бусин и ниток. Я делала украшения. Импровизировала. Медсестрам, пациентам, друзьям дарила. Это хорошо забирало время.

Один психолог меня научила: если ты хочешь, чтобы что-то сбылось, попробуй эту цель перенести на какое-то физическое занятие, на какой-то процесс, и думать, что это все свершится во время занятия. У меня эта привычка до сих пор осталась. Я плела браслет и представляла, что как только я его закончу - мои анализы поменяются в лучшую сторону и меня отпустят домой на какое то время. И с каждой бусинкой я представляла, как мне становится лучше. Эта привычка думать позитивно сейчас работает на автомате.

- Ты начинала с бусинок, а сейчас занимаешься уже натуральными камнями?

- Да, поначалу была фурнитура, бисер. Сейчас уже натуральные камни. Моя мечта - курсы для ювелиров. Мне хочется самой создавать украшения. Сейчас украшения, которые я делаю, я делаю из того, что есть. Я собираю из того, что смогла найти. Мне хочется придумывать и создавать материалы самой.

Юлия Козлова 2.jpg

- Ты создаешь красоту для женщин. Значит знаешь ответ на вопрос "чего хотят женщины?"

- Могу сказать точно, что женщины хотят внимания, и точка. Все остальное - желание быть красивыми, здоровыми, успешными и так далее - исключительно потому что женщины хотят внимания. И если у женщины что-то не получается, нет настроения - причина в том, что ей не хватает внимания. Я уверена в этом на сто процентов. Главное счастье женщины - быть нужной, быть центром вселенной для одного человека. Если это будет, все остальные проблемы женщина будет просто не замечать.

- Уверенные слова женщины, которая купается в таком внимании. Оля, спасибо тебе за то, что открыла нам свою душу, вернулась в те нелегкие 3,5 года, просто и искренне рассказала о том, что тебе пришлось пережить. С наступающим тебя Новым годом, пусть он станет счастливым, удачным и полным любви и внимания для тебя!

Анна Дребнева

Новости на Блoкнoт-Волгоград
  Тема: Лица города  
Волгоградракпобеда над ракомОльга Смирноваонкодиспансердизайнерукрашения
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое