Волгоград Вторник, 14 Июля
27.09.2013 22:15

Игорь Кутьков: «Спортивный инвентарь нам заменяют камни»

Игорь Кутьков: «Спортивный инвентарь нам заменяют камни»
Уникальный человек, основатель и тренер бойцовского клуба «Сталинград» рассказал «Блокноту», чем живет клуб с мировым именем.

Игорь Кутьков бойцовский клуб \Сталинград\

Среди его воспитанников 15 чемпионов России, 9 чемпионов мира, 4 чемпиона Европы и бесчисленное множество призёров различных соревнований. В 2009 году он стал основателем профессионального бойцовского клуба «Сталинград», специализирующегося на смешанных видах единоборств (борьба, грэпплинг, боевое самбо, панкратион, бразильское джиу-джитсу и т. д.). С первых же дней клуб обозначил свои притязания на достойное место в мировом спорте, и вскоре его воспитанники подкрепили свои амбиции кропотливой работой и победами.
fedya-emelyanenko-i-igor-kutkov.jpgs-vospitannikami.jpgpobediteli.jpg

О клубе «Сталинград» заговорил весь бойцовский мир. Своим отношением к делу и патриотизмом он вдохновляет молодых ребят. Правда, добиваться высоких результатов бойцам приходится в таких условиях, которые и условиями вообще назвать нельзя. Из года в год клуб фактически выживает.

— Я отдал борьбе практически всю жизнь, — рассказывает Игорь Викторович. — Сначала был спортсменом, достаточно неплохим, а после много лет работал тренером в спортивном клубе железнодорожных войск, что на стадионе «Монолит». Когда я туда пришел, в зале были одни голые стены. Руководство Монолита попросило меня поднять их рукопашный бой, борьбу. Я занялся этим делом. Полностью обустроил весь зал, тогда еще, слава богу, деньги были, меня взяли в штат. Я работал не на офицерской должности, но работал в штате спортивного клуба, как тренер. Десять лет я отдал этой работе.

Потом появилась борьба на поясах, я был первым президентом этой федерации в Волгограде, до тех пор, пока меня там не подсидел нынешний президент. Это был мой ученик, причем ученик бездарный, страдающий алкоголизмом, ленью и ожирением. Человек этот завистливый. На какой почве мы с ним рассорились...

Он любил договариваться о схватках: подойти и договориться, чтобы ему отдали бой, потому что его руководители тогда заметят. Я был с этим не согласен, говорил ему: никогда людей под себя не подкладывай, начинать с таким менталитетом, как у тебя — спортсменом никогда не будешь. И они меня в свое время с помощью юристов убрали от руководства.
После я их послал подальше и начал заниматься в СКА чисто боевыми единоборствами. Пока был в штате, мы занимались рукопашным боем, а потом грянули перемены — пришел господин Сердюков. Этот господин возглавил министерство обороны, и один из первых его указов был о закрытии всех детско-юношеских спортивных школ. А на базе стадиона «Монолит» как раз и была детско-юношеская спортивная школа по греко-римской борьбе, и была наша школа, где мы занимались боевыми единоборствами.

Там у меня были и офицеры, Виталий Яловенко (знаменитый волгоградский супертяж, победитель Кубка Мира по дзюдо среди военнослужащих, Чемпион России по дзюдо, Победитель Кубка России по самбо МСМК по дзюдо, МС по самбо прим. автора). Нас всех уволили, перестали платить зарплату и мы, как все добросовестные граждане, встали на биржу труда.

Зал остался, и оборудование все было наше, мы оттуда не уходили. И главное — была ответственность перед детьми. Было воспитано много молодых спортсменов. Их нельзя было выбрасывать на улицу, и мне было очень жалко с этими людьми расставаться, я был в ответе за них. И что нам оставалось делать?

Друзья меня позвали посмотреть в Кировском районе бои без правил, а до этого в девяностые годы я сам тренировал бойцов этого вида. Я приехал в Красноармейский район и увидел, как бравые кавказские парни избивали наших славян, причем избивали очень жестко, все бои заканчивались нокаутами. Я увидел в глазах у ребят страх перед мощными ребятами с Кавказа. И меня тогда осенило, что надо этим заниматься.

Не было ни школы, ничего, просто было желание, так скажем что-то показать. И первый, с кем мы стали заниматься, это Виталий Яловенко. Он, как и я, был уволен, и ему просто нечего было кушать. Первый бой мы провели с ним против очень сильного дагестанца, и Виталик победил. Это был очень кровавый бой. Я помню, какая реакция тогда была, за нами ехали машины, открывали окна и кричали нам «Спасибо!» на протяжении всего маршрута.
yalovenko.jpgsemenov.jpgpasha-fitil.jpg

И с тех пор мы стали участвовать в боях, потому что это был единственный способ заработать деньги. За Виталием пошли и другие ребята — это и Михаил Дронов, и Миша Тягунов, и Паша Фитиль, ребята калачевские. Они стали из Калача ездить тренироваться, и мы создали эту команду. Вот эта команда победила на кубке российских городов. Там были Володя Семенов, Павел Фитиль, Саид Амаханов, Виталий Яловенко, Михаил Дронов. И потом у нас пошел детский спорт. Сейчас эти ребята, которые тогда еще были детьми, стали показывать результаты, выигрывать чемпионаты Европы, мира.

boj.jpgdronov.jpgkubok-gorodov.jpg

Так и начал организовываться наш клуб. Пора было иметь свой бренд, боевое название. И что мне первым делом пришло на ум, то, что мы сейчас выживаем, как 1942 году… Работаем на разрушенном стадионе в очень тяжелое для спорта время, и повторяем подвиг наших дедов, которые в далеком 42-ом году здесь, в холоде, в голоде дрались с очень мощной немецкой командой. Я не считаю Волгоград городом-героем. Городом-героем я считаю Сталинград. Отсюда и название нашего клуба бойцовский клуб «Сталинград». Я хотел, чтобы на патриотизме наших дедов молодежь училась и умела защищать себя. Ребята тоже проливают кровь, вы сами видели наши бои на ринге. Так что с названием я не ошибся.

Игорь Викторович была ситуация, когда вас выгоняли с «Монолита». Как удалось решить эту проблему, и кто пытался выгнать?
— Выгоняло нас министерство обороны. Я говорил им: «Ребята, стадион принадлежит Сердюкову, но я ни разу не видел, чтобы Сердюков здесь бегал». У нас есть два человека наверху — президент и премьер — и они в один голос говорят, что молодежный спорт у нас в приоритете. Вверху говорят одно, а внизу нас пытаются выгнать. Я говорю, покажите мне или назовите фамилию человека, который хочет нас выгнать. Фамилию мне ни разу не назвали, начали ссылаться на какие-то военные тайны.
Потом стадион перестал быть стадионом, и стал как бы хозяйственной частью, они начали переделывать документы. Я недоумевал: как это так! Объект, построенный заводом «Красный Октябрь» для того, чтобы дети и все люди занимались спортом. Это спортивный объект, построенный нашими отцами, дедами самым первым в городе после войны. И вдруг он переходит в министерство обороны, а потом его земля переходит, как я понимаю, под строительство. Как и почему? На все мне был ответ: это военная тайна.

Я изначально принял жесткую позицию и сказал, что отсюда не уйду, и если потребуется, устрою здесь маленькую Сталинградскую битву. У меня есть ответственность, совесть, у меня здесь дети, которых я не могу выгнать, у меня их 200 человек и поэтому давайте решать эти вопросы. Сколько бы раз не повторялась эта ситуация, вопросы со мной никто не пытался решать, пытались давить через прокуратуру, придумывали статьи какие-то, вплоть до планирования убийства бывшего губернатора Бровко.
Я лично беседовал с фээсбэшником, на что он мне говорил, что всем интересно, кому ты деньги носишь и т.д. На что я ответил, что никому я деньги не ношу, а занимаюсь социально важным делом, я занимаюсь воспитанием нашей молодежи. Я здесь не крашу машины, не занимаюсь бизнесом, я занимаюсь делом, которое в будущем принесет свои плоды. Я делаю это для страны! Мне не важно, будут ли результаты, я просто хочу, чтобы люди были в спорте, чтобы росла крепкая нация, которая в состоянии сама себя защитить. Мне не нужны результаты, мне нужны ребята, которые просто искренне любят спорт и пойдут служить в армию подготовленными.

Вот у меня пять человек поступили в высшую командную школу в Новосибирске. Для меня это тоже большой результат. Ребята сильные, и в будущем станут офицерами. У нас весь спорт такой, что тренируются дети не из богатых семей, многие без отцов растут. Я им заменяю отца, и мне матери звонят и говорят: «Спасибо вам, Игорь Викторович». Это для меня главное.

vospitanniki.jpgklub-segodnya.jpgna-kurgane.jpg

Вы встали стеной и не дали военным выгнать бойцовский клуб «Сталинград» со стадиона «Монолит». Как в итоге разрешилась проблема?
— Время от времени на нас «наезжают», но дело в том, что система была шаткая. Приходит какая-нибудь воинская часть и говорит: «Мы хозяева, а вы здесь нелегально занимаетесь». Но, товарищи давайте тогда это легализуем. Что делать? В ответ: «Мы не имеем права. Вот у вас нет прав на то и на то». Я им: «Ребят, вы нас тогда просто не замечайте и все». Через полгода их сокращают, приходит еще одна военная организация, теперь они здесь хозяева… Каждые полгода там что-то постоянно меняется, а сейчас уже и Сердюкова у власти нет.

Стадион производит спортсменов, и мы там как стояли, так и будем стоять «насмерть». Понятно, что у нас нет инвентаря, у нас нет ничего, что нужно для полноценных тренировок. Инвентарь нам заменяют камни, бревна напилили. Занимаемся камнями, на обрубках бревен тренируемся — получается, как гладиаторы.

— Юридически вопрос не решен?
— Там ничего не решено, я даже не знаю. Этим занимается наш президент Сергей Иванович Селянкин, он в этом деле лучше понимает. Уже два года как мы существуем официально, юридически, и сейчас он этими делами занимается. Я просто туда не лезу потому, что мое дело — заниматься молодежью. Чем больше я буду уделять внимания молодежи, тем лучше. А если я сейчас начну распыляться на все эти дела, договоры подписывать, то на ребят времени не останется.

Проходила информация, что стадион «Монолит» станет одной из баз под чемпионат мира 2018, или это лишь слух?
— Слухов много, а до сих пор ничего не делается. Была бы в городе власть, этот вопрос возможно бы и решали, но мы эти три года видим, что здесь все лихорадит. Я даже не знаю, как это все решится, потому что как таковой власти у нас нет.

С избранием нового мэра может ситуация как-то начнет меняться, как думаете?
— Если мэр будет вменяемый и пойдет на встречу, мы могли бы и начать расти, могли бы и другие какие-нибудь залы занимать, открывать филиалы клуба по районам. Дело в том, что стадион наш удален, и в вечернее время матери боятся своих детей отпускать. А если бы мы базировались в густонаселенном районе, то детей бы у нас было в разы больше, тем более что клуб уже достаточно известный и на слуху. Мы уже можем сказать, что какие-то правильные шаги мы сделали, и чего-то достигли даже в таких скотских, нечеловеческих условиях, в каких работаем сейчас.

Даже журналисты немецкого телевидения, когда приезжали к нам, недоумевали. Они снимали полнометражный фильм, который через месяц-полтора выйдет. Четыре дня они у нас работали, видно было, что у немцев шок. Мы боролись на снегу, отрабатывали приемы на снегу, и кроссы бегали на снегу. Кругом убитые трибуны, а немцы все снимают. У них сложилось впечатление, что бомбежка прошла, трупы убрали, а тяга к жизни у нас осталась. Вот мы работаем, и работаем.

Игорь Викторович чуть больше года назад мы с вами беседовали, и я спросил вас о материальной стороне, вы ответили: «Три года я работаю без зарплаты». Что-нибудь изменилось за это время?
— Сегодня спортивное руководство города, наверное, не видит нас спортсменами. Нет, ничего не изменилось. Видимо, мы в категорию спортсменов еще не вошли.

Есть стипендии от администрации спортсменам, какие-то поощрения за заслуги, т.е. ваши воспитанники подобного не видят?
— Ребята этого заслуживают. Чемпионаты Европы и мира они выигрывали, достаточно известны во всем мире среди любителей. Разговоры про это мы поднимали, но дальше разговоров пока ничего не пошло. Но будем надеяться, может быть, власть как-то отреагирует.

s-synom.jpgi-ya.jpgigor-kutkov.jpg

В общем, выживать вам приходится, как и во многих видах спорта, за счет энтузиазма отдельных людей?
— Еще за счет фанатизма. Я люблю это дело, мне нравится работать с молодежью, я вижу, что многим я заменяю отца. Я вижу искру в глазах детей, а мне больше и не надо. Не знаю, что можно ждать от властей, каких благодарностей… Наверное, уже ничего не жду, да и не нужно. Пусть собой занимаются.

Мы знаем, что ваш сын Александр уже пробует себя в качестве тренера?
— Да, ребята у него и в комплексных единоборствах участвуют, выигрывают чемпионаты области, достаточно неплохо себя проявляют на всероссийских турнирах. Есть пара мальчиков очень интересных, они очень молодые и интересные ребята. Я думаю, что года через три-четыре мы узнаем о них.
К этому виду спорта надо относиться, именно как к виду спорта. Спорт вне политики. Школа клуба «Сталинград» дает хорошую закалку воспитанникам. Пускай они не станут чемпионами, но они вырастут достойными людьми, сильными. Все спортсмены нашей школы патриоты нашей Родины — это главное.

Многие сейчас просто тусовщики от спорта, для которых спорт — тема, которую они эксплуатируют, но это неправильно. Надо создавать школы, создавать систему подготовки детей, растить их. А использовать для продвижения во власть или куда-то еще, искать какие-то связи, дивиденды, т.е. крутиться в этой теме используя её, я считаю, это недостойно. А многие люди только этим и занимаются, и их, к слову, власть поддерживает больше. Для них это — шоу, а для меня это — жизнь.

Игорь Викторович, ну и по традиции ваше напутствие молодому поколению города, которое еще не занимается спортом, а больше на пивные витрины оглядывается.
—Я хотел бы, чтобы молодежь опомнилась и поняла что путь алкоголя, курения — это путь в никуда, это путь в бездну. Рано или поздно они столкнутся с тем, что здоровья нет, ничего нет. А без здоровья ничего не бывает. Поэтому надо идти в спорт. Неважно, в какой. Какие секции существуют, туда и идти. Познавать жизнь трудом. И только труд даст потом понимание жизни. Молодому поколению надо активно заниматься спортом, это даст импульс на будущую жизнь, даст энергию. Без этой энергии жизнь будет неполноценной.
v-klube.jpgkrov-na-ringe.jpgaleksandr-kutkov-1.jpg Новости на Блoкнoт-Волгоград
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое