Волгоград Воскресенье, 19 мая
Общество, 22.09.2022 16:08

«Взламывал квартиру, менял замки, завалил исками»: волгоградка просит защитить ее от картофельного магната

«Взламывал квартиру, менял замки, завалил исками»: волгоградка просит защитить ее от картофельного магната

«Я не чувствую себя в безопасности в Волгограде», - с этих слов волгоградка Екатерина Лупанова начинает рассказ об истории своих взаимоотношений с «картофельным магнатом», основателем фирмы ООО «Междуречье» Алексеем Момотовым. Компания занимается выращиванием и продажей картофеля и корнеплодов. Именно поэтому Екатерина называет своего бывшего сожителя «картофельным магнатом».

Красиво начавшаяся в 2012 году история любви со временем превратилась в настоящий кошмар для женщины, которая так и не стала официальной женой Момотова, но в 2014 году родила от него ребенка.

Сейчас, по словам Екатерины, она вынуждена была уехать из Волгоградской области, где не чувствует себя в безопасности из-за судебных преследований бывшего гражданского супруга. Женщина утверждает, что уже несколько лет как минимум половину своей зарплаты тратит на оплату услуг юристов и опасается, что бывший сожитель лишит ее не только единственного жилья, но и ребенка.

- Все, что происходило со мной в Волгограде, больше похоже на сценарий голливудского фильма в жанре «сюр». Но это произошло на самом деле, а травля меня и моего ребенка до сих пор продолжается, - в слезах рассказывает Екатерина.

не чувствую себя в безопасности.png

Екатерина Лупанова говорит, что третий год не чувствует себя в безопасности

По словам Екатерины Лупановой, их с Алексеем отношения пошли под откос, когда в его жизни появилась другая женщина. Но просто оставить своего ребенка мужчина не смог, решил наказать его мать материально. Екатерина считает, что в этом ему активно помогала его новая спутница.

- Поскольку я полностью доверяла отцу моего ребенка в тот момент, я согласилась на его предложение стать номинальным директором ООО «Междуречье». Ситуация начала меняться, когда в 2016 году на сайте знакомств он встретил свою будущую подругу – доцента ВГСПУ Наталью Кагальницкову, профессионального юриста. Она же выступает и в роли конкурсного управляющего по целому ряду дел.

Думаю, что она и посоветовала Момотову обанкротить его фирму, где я была номинальным директором, чтобы не платить кредиторам, - рассказывает Екатерина.

По словам женщины, числясь гендиректором компании, она была полностью погружена в воспитание маленькой дочери, поэтому не особо вникая в детали, ставила подписи на тех документах, которые ей давал муж. Но когда дело дошло до банкротства, выяснилось, что расплачиваться по долгам компании нечем. Екатерину обвинили в намеренном выведении активов из ООО «Междуречье» в пользу ООО «Русское поле», учредителем и директором которого являлся Алексей Мамотов.

Плата за должность директора

К моменту начала процедуры банкротства ООО «Междуречье» Екатерина была уже не единственным учредителем компании, 50% доли она передала матери Алексея Мамотова Зое Мамотовой, которая умерла в 2017 году. Ее наследниками стали сыновья Алексей и Андрей, а также муж Виктор Мамотовы. Всем им пришлось выступить в качестве ответчиков, когда один из кредиторов - ООО «Агротек Альянс» - подал в суд иск и потребовал привлечь к субсидиарной ответственности по долгам «Междуречья» лиц, контролирующих компанию. Сумма иска составила 1 441 851, 14 рубля, а среди ответчиков фигурировала и Екатерина Лупанова.

представление интересов.png

- Уже в этом суде интересы Алексея Момотова представляла его новая подруга Наталья Кагальницкова. Тогда же в суде она утверждала, что мы с Алексеем никогда не вели совместного хозяйства, хотя и имели общего ребенка. Это стало одним из оснований освободить Алексея от субсидиарной ответственности. Рассмотрев дело, суд не нашел повода привлечь к материальной ответственности и меня, но номинальное директорство в фирме отца моего ребенка мне все-таки аукнулось, - рассказывает Екатерина.

совместное хозяйство.png

В суде юрист Момотова доказывала, что он с Екатериной не вел совместное хозяйство

Выяснилось, что ее подпись стоит под документами об утилизации техники, взятой в лизинг.

- Доказать в суде, что подпись под документами не моя, а сама техника была утилизирована только по документам, не удалось. Странным образом судья на слушании изначально прониклась позицией истца и не приняла ни одного нашего ходатайства, которое могло бы подтвердить мою невиновность. В частности, не был опрошен сотрудник компании по утилизации, который мог подтвердить, что указанная техника не сдавалась в утилизацию в прописанные на бумаге сроки, - говорит Екатерина.

По решению суда, Екатерина заплатила в пользу ООО «Агролизинг» 343 760,23 рубля. Екатерина считает, что этот проигранный иск – целиком на совести Алексея Момотова, который в реальности распоряжался имуществом фирмы. Но отстоять свою позицию ни в суде первой инстанции, ни в апелляционном суде женщине не удалось.

иск агролизинг.jpg

- По данному факту я написала заявление в полицию, в РОВД №4 Вогограда, поскольку техника была утилизирована незаконно, а мои подписи под документами были подделаны. Но в возбуждении уголовного дела по данному факту мне отказали без объяснения причин, - говорит Лупанова.

спк.jpg

Тем временем Момотов начал вводить новую подругу в состав учредителей копаний, не известив об этом Лупанову

На этом финансовые потери Екатерины Лупановой, связанные с завершившимися личными отношениями с Момотовым, не закончились.

- На протяжении трех лет, с 2019 года, идет постоянное преследование и постоянные юридические нападки в мою сторону, а также попытки завладеть моим имуществом. В судебных процессах, которые инициирует отец моего ребенка Мамотов, представителем его интересов регулярно выступает его новая спутница Кагальницкова. Следующим иском, который Мамотов подал против меня, стала попытка через суд признать сделку о покупке мною квартиры мнимой. К счастью, в этой ситуации суд принял мою сторону и их исковые требования не были поддержаны, - говорит Екатерина.

Внезапный долг в миллион рублей

Женщина рассказывает, что в одном из разговоров Кагальницкова прямо сказала ей, что это не последний иск в ее адрес. Так и произошло.

- Следующий иск, который парочка выдвинула в мой адрес, касался земельного участка, купленного мною после рождения дочери. Эту землю я планировала впоследствии оставить ей в наследство. Но на участок было наложено обременение, поскольку по документам эта земля якобы стала предметом залога в договоре займа. По документам, предъявленным в суде, моя подпись стояла в договоре передачи денег, который я на самом деле не подписывала. Доказать это в суде я также не смогла. Мое ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы, о переносе слушания дела в суд по месту моего жительства судом не было поддержано. В результате по решению суда я осталась должна некоей Поповой более миллиона рублей, а участок остался в залоге. Я думаю, что такое предвзятое отношение судов – заслуга Кагальницковой, которая не скрывала своих обширных связей в правоохранительных органах и судебной структуре, - убеждена Екатерина Лупанова.

Вычищенная подчистую квартира и обвинение в краже мифических 10 миллионов

К этому моменту прошел уже год с начала судебных тяжб по поводу принадлежащей Екатерине квартиры, которую хотел оспорить Момотов.

- Процесс затянулся из-за коронавируса, поэтому весь год, что длился суд, а потом и вступало в силу его решение, Момотов продолжил жить в моей квартире, при этом не платя ни копейки за коммунальные услуги. Все счета оплачивала я лично, а кроме того, платила ипотеку. Слава богу, у меня есть родители, которые мне все это время помогали, - не скрывает слез Екатерина.

Разумеется, получив на руки решение суда, когда квартира перестала быть спорной, она решила Момотова из нее выселить.

- По телефону он сказал, что его вещи я могу самостоятельно перенести в общедомовой подвал. Вещей было довольно много, я потратила немало времени и сил, чтобы перенести их в подвал. Поставила квартиру на сигнализацию, заключила договор охраны с Росгравдией и уехала в Камышин, где на тот момент проживала. Через неделю мне поступил звонок от сотрудников Росгвардии, которые сообщили, что в квартиру проник Момотов и они его задержали. Я заверила сотрудников Росгвардии, что произошло недоразумение и Момотова нужно отпустить. В ответ услышала, что Момотов, попав в мою квартиру, вызвал сотрудников полиции и обвинил меня в краже десяти миллионов рублей. На тот момент и мне, и сотрудникам Росгвардии ситуация показалась комичной, мы даже посмеялись, - рассказывает Екатерина.

Ей стало не до смеха, когда через несколько дней ей позвонили сотрудники Дзержинского РОВД и сообщили, что в их отделение поступило заявление от Момотова о том, что она якобы украла из общедомового подвала, где хранились его вещи, 10 миллионов рублей. Никаких подтверждений о том, что эти деньги на самом деле существовали, у Момотова полиция, со слов Екатерины, не запрашивала. Сама она говорит, что на тот момент у него, только прошедшего процедуру банкротства бизнеса, просто не могло быть таких денег, зато была куча долгов.

- Оказывается, в общедомовом подвале, где регулярно взламывают замки, можно хранить такие сумасшедшие деньги. Тем не менее заявление было принято в разработку, а в Камышине я дала объяснения по делу сотрудникам Камышинского РОВД, после чего уехала в отпуск. По возвращении со мной снова связались сотрудники РОВД №3 в Волгограде и попросили приехать к ним в отделение для дачи показаний в качестве свидетеля. Оставив больного температурящего ребенка с мамой, я поехала. Мне до сих пор сложно вспоминать эту ситуацию. В РОВД меня продержали неоправданно долго, просто тянули время. Потом приехал какой-то якобы начальник, мне сказали, что из свидетеля я становлюсь подозреваемой, что я им все расскажу, а меня посадят. Я предоставила справку, что у меня болеет ребенок. На что услышала: «Не переживайте, приедут органы опеки и заберут». Разговаривали со мной так, что я чувствовала себя, будто убийца или вор-рецидивист, маньяк-убийца. Так нельзя разговаривать с людьми. Даже когда я попросила у сотрудника воды, мне отказали, хотя в кабинете стоял кулер. Сотрудник сказал, что это не его кулер и налить воды мне он не может. После этого я вышла в коридор и встретила там Момотова. Он вел себя в отделении как дома, с ним все здоровались и были ему рады. Мне он при сотрудниках полиции заявил, что он посадит меня в тюрьму, а я отпишу ему квартиру и все отдам, - вспоминает женщина.

Отпустили ее лишь после звонка на телефон доверия ГУВД, куда Екатерина Лупанова позвонила, выйдя в туалет. По словам женщины, в отделении полиции, куда ее пригласили для дачи свидетельских показаний, она провела более 10 часов, все время переживая за оставленного дома больного ребенка. Пережив гигантский стресс, Екатерина уехала в Камышин и вернулась в волгоградскую квартиру лишь через месяц, планируя сдать ее в аренду.

- В квартире я застала Момотова. Там не было мебели, были заменены замки, вырвана сигнализация со всем оборудованием. Я вызвала сотрудников Росгвардии, с которыми был заключен договор об охране, и сотрудников полиции. На вызов приехали сотрудники Дзержинского РОВД, уже мне до боли знакомые. Я написала заявление о том, что Момотов незаконно проник в мою квартиру и вынес из нее имущество. Но в возбуждении уголовного дела мне отказали, ссылаясь на то, что речь идет о гражданско-правовых отношениях. Якобы он забрал свое имущество. В ответе даже не взяли в расчет мои заявления о том, что в квартире он находился незаконно, тем более у него не было права ломать сигнализацию и менять в моей квартире замки. Полиция не брала у меня никаких пояснений, просто поверив на слово Момотову в то, что это его имущество. Хотя в акте о передаче квартиры при ее покупке четко зафиксировано все имущество, которое приобреталось вместе с квартирой и которое потом Момотов почему-то посчитал своим. У меня есть и чеки на вынесенное им имущество, и договоры, и решение суда. Но для сотрудников полиции это аргументом не стало, - рассказывает Екатерина.

photo_2022-09-20_12-36-14 (2).jpg

В таком состоянии и с таким имуществом Екатерина купила квартиру. Бывший сожитель заявил, что все имущество было его

Приехав в квартиру еще через месяц, она снова не смогла попасть в свою квартиру, в которой в очередной раз были поменяны замки.

- Попав в квартиру на этот раз, я увидела, что из нее вынесли все остатки имущества, включая полотенцесушители, детскую мебель и игрушки, - описывает женщина увиденное.

Вызванные на этот раз сотрудники Дзержинского РОВД зафиксировали факт взлома замка, сняли отпечатки пальцев, но дальше этого дело не двинулось. В возбуждении уголовного дела по факту взлома снова было отказано.

отказ квартира.jpg

- Получается, что любой человек, просто когда-то живший в твоей квартире, у нас в Волгограде может вот так запросто прийти в нее, поменять замки и похозяйничать просто потому, что когда-то оставил в ней тапки, и ему ничего за это не будет? Именно так происходило не один раз в моей ситуации. Человек ни разу не доказал, что забирал именно свое имущество, а тот факт, что он несколько раз менял замки в не принадлежащей ему квартире, вообще никак не тронул полицию. Когда я рассказываю это своим нынешним знакомым, они просто не верят, что такое может быть, - недоумевает Екатерина.

момотов хулиганство.jpg

В свое время Момотов привлекался за хулиганство

Дело о пропавших автомобилях

Как рассказывает Екатерина, она несколько лет владела двумя автомобилями – КамАЗ и «Газель».

штрафы.jpg

Екатерина начала получать штрафы за принадлежащие ей автомобили и увидела за рулем незнакогого ей человека

- Решив продать эти автомобили, по месту нахождения я свою технику не обнаружила. Но при этом мне приходят штрафы, где на фотофиксации за рулем видно неизвестное мне лицо. Я написала заявление в Городищенское РОВД об угоне транспортных средств. В возбуждении уголовного дела мне снова отказали, не предоставив объяснений. Более того, я так и не получила в ответ на свое обращение официальный отказ с подписью и печатью. При этом после подачи заявления об угоне я узнала, что номера одного из пропавших автомобилей проходят по уголовному делу о краже металла, - рассказывает Екатерина. Она также считает, что к пропаже техники причастен ее бывший сожитель.

photo_2022-09-20_12-25-54.jpg

отаз май.jpg

У Екатерины собралась солидная пачка постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел

Но это не единственные машины, которых она лишилась после брака.

- Еще в 2014 году я купила в кредит Opel Corsa. Постепенно меняя машины, я доросла до BMW X1. Родители добавили средств от продажи квартиры. Наверное, на тот момент Момотов уже предполагал, что мы расстанемся. Получилось так, что машину мы покупали через посредника, и сняв деньги со счета, заключать договор купли-продажи я доверила Алексею. Сама осталась с дочерью дома. Мы договорились оформить автомобиль на моего отца. Момотов в итоге привез договор, в котором, как я полагаю, моя подпись была подделана, и я начала пользоваться автомобилем. Когда мы расстались с Момотовым, в 2021 году я получила иск о признании договора купли-продажи моей машины недействительным. Провели экспертизу, и оказалось, что оформленный на моего отца договор поддельный. Настоящий договор, подписанный в день сделки, был оформлен на Момотова. Ему я по решению суда и обязана была передать автомобиль, - по словам Екатерины, на этом злоключения не закончились.

Впоследствии она не только лишилась машины, но и оказалась должна за нее крупную сумму.

- Мы договорились, что машину я передам в Ворошиловском торговом центре. По пути я заехала и сделала оценку автомобиля, подготовила акт передачи автомобиля. Но вместо Момотова на встречу приехали сотрудники Дзержинского РОВД.

- Вели себя по-хамски, не давали забрать вещи и в итоге забрали автомобиль сотрудники РОВД. Впоследствии Момотов подал еще один иск, в котором потребовал взыскать с меня средства за эксплуатацию этого автомобиля и за то, что пока я пользовалась этим автомобилем, он якобы брал в аренду автомобиль Toyota Land Cruiser у Кагальницкой. То есть он даже не постеснялся написать, что брал в аренду автомобиль у своей подруги. К тому же выяснилось, что автомобиль я отдала якобы в состоянии, требующем глобального ремонта. Наши с отцом доводы суд снова проигнорировал, хотя у меня была и выписка со счета, подтверждающая факт снятия денег для покупки, и экспертиза состояния машины в день передачи. По итогам суда мы оказались должны Момотову более миллиона рублей, - рассказывает Екатерина.

Последняя надежда – коллективный иск

Сейчас Екатерина Лупанова пытается найти тех, кто как она, пострадал от действий ее бывшего сожителя Алексея Момотова и Натальи Кагальницковой. Екатерина убеждена, что такие люди есть.

- В то время, как настоящие мужчины защищают свою страну, он борется с бедной женщиной. Мне приходится отдавать все свои финансы на адвокатов и юристов. Я не могу позволить своему ребенку нормально одеться. Работаю и просто отдаю деньги на эту борьбу. Я прошу помощи и защиты у общественности, - не сдерживает рыданий Екатерина.

Все, кто готов откликнуться на призыв Екатерины, могут обратиться в редакцию «Блокнот Волгоград» по номеру 8-999-626-93-55.

Редакция запросила комментарий по всем описанным Екатериной Лупановой фактам в ГУ МВД по Волгоградской области и готова опубликовать его по факту получения.

plashka.jpg

Елена Абдулина

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волгоград»
в Телеграм.

Подписаться

ООО "Междуречье"Алексей МомотовНаталья Кагальницкова
2
1