Волгоград Вторник, 27 февраля

103 года назад Сталин приехал в Царицын наводить революционные порядки

31 мая 1918 года в Царицын отправили народного комиссара по делам национальностей Иосифа Сталина. Первоначально его деятельность должна была ограничиваться общим руководством продовольственного дела на Юге России. Также он был наделен чрезвычайными полномочиями. Но Сталин занялся вопросами обороны Юга, зайдя на территорию военных – это стало его первой открытой конфронтацией со Львом Троцким, известным как «царицынский конфликт».

Царицын во время Гражданской войны стал местом активной деятельности белых подпольщиков, но прибытие Сталина осложнило их работу. В то время на сторону Рабоче-крестьянской Красной Армии принимали бывших офицеров Русской императорской армии. Троцкий и Сталин в этом вопросе занимали полярные позиции. В то время, как Троцкий считал необходимым использовать на командных должностях бывших царских офицеров, Сталин выступал против.

Snesarev_AE.jpg

Андрей Снесарев

Сталин добился отстранения с отзывом в Москву военного руководителя Северо-Кавказского военного округа и бывшего генерал-лейтенанта царской армии Андрея Снесарева. Тот открыто негативно относился к  военачальникам-большевикам.

- Ворошилов как войсковой начальник не обладает нужными качествами. Он недостаточно проникнут долгом службы и не придерживается элементарных правил командования войсками, - отмечал Снесарев в своей докладной записке на имя председателя Высшего военного совета.

В ответ Сталин в телеграмме Троцкому и Ленину нелестно отзывался о Снесареве, характеризуя его как «вялого военрука», который совершенно не приспособлен к условиям борьбы с контрреволюцией. 

Mitrophan_Grekov_33_-_Stalin,_Voroshilov_and_Shchadenko_in_the_trenches_Tsaritsyn.jpg

Товарищи Сталин, Ворошилов и Щаденко в окопах под Царицыном (Митрофан Греков, 1933)

Перешедший в мае 1918 года в Красную Армию и ставший начальником штаба Северо-Кавказского военного округа белый офицер Анатолий Носович сообщал, что подозрения Сталина были обоснованными.  

- Безусловно, наша деятельность, хотя и с точки зрения буквы закона вполне правильная, вызывала массу нареканий со стороны командного состава, а особенно бывших царицынских деятелей и, надо сознаться, что по духу и чутью они были совершенно правы, -  писал Носович в докладе белому командованию. - Грозные слова «контрреволюционеры» и  «белогвардейцы»  уже давно были произнесены. Анонимные и открытые дружеские предупреждения броситься и уехать из Царицына стали не редкостью. Но, повторяю, события назревали. Мы должны были оставаться до конца на своем посту. Действиями Сталина и  Минина [член Военного совета Северо-Кавказского военного округа] я был почти совершенно не у дел. Но их слишком энергичные и, без сомнения, противу центром установленных правил меры и действия создали натянутые отношения и между комиссариатом Северного Кавказа, который с их появлением остался, собственно говоря, не у дел.

В июне 1918 года Носовича вместе почти со всем штабом Северо-Кавказского военного округа арестовали по инициативе Сталина. Их подозревали  в контрреволюционных действиях. Благодаря участию Троцкого Носовича освободили, а в октябре бывший генерал с секретными документами перешёл на сторону Белой армии. 

Здесь же появилась легенда о затопленной барже с бывшими белыми офицерами. Виновных в отступлении РККА Сталин нашел в лице нескольких сотрудников артиллерийского управления штаба: им он приписал сознательное вредительство. После этого экс-офицеров посадили на баржу и в назидание остальным затопили с судном в Волге. Историки называют это вымыслом.

Анна Нефёдова

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волгоград»
в Телеграм.

Подписаться

историяЦарицынИосиф Сталин
3
1