Волгоград Четверг, 16 Июля
Общество, 20.06.2019 22:33

17 июня 1995 г. в больнице поселка Буденновск освобождали заложников.

17 июня 1995 г. в больнице поселка Буденновск освобождали заложников.

источник фото: tayga.info

Не хотелось бы повторять факты, которые были преданы гласности в течение последних двадцати четырех лет, прошедших после этого ужасного события. С некоторыми — согласен, с остальными — нет ...

Хотелось бы рассказать вам, как я, Сергей Милицкий, видел эту атаку, занимая в то время должность старшего лейтенанта. Исходя из собственного опыта службы в «Альфе» и прочих подразделениях силовых структур, я полностью уверен, что только очень обученный солдат, ведущий бой и выполняющий порученную ему задачу, может осознавать свои действия.

За свои 26 лет я никогда не участвовал в спецоперациях, тем более — не вел боевых действий. На протяжении четырех лет службы в «Альфе» наш спецотдел привлекали к различным интересным мероприятиям. Однако это не было связано с реальным боем и нейтрализацией особо опасного преступника. Тем более — организованной банды боевиков. В этот день вместо шашлыков и запланированного отдыха пришлось отправиться по тревоге в райотдел. Нас сразу отправили в аэропорт. По предварительным данным нам сообщили, что где-то на Северном Кавказе, боевики заняли город. Заряжать ленты выданного пулемета ПК, как и большинству парней, мне пришлось сразу после вылета. Дальше — уснул, поскольку летели несколько часов.

В городе мы приземлились в ночь на 15 июня. Затем — наблюдения, дежурства и подготовка к штурму. В то, что он таки состоится, не верили до самого конца.

Вечером 16 июня я впервые лег на кровать. Очень устал, поскольку весь день провел на ногах. Однако, отдохнуть не удалось. Ранним утром, когда было еще темно, нас разбудили и сообщили, что планируется штурм. Большинство отнеслось к этому спокойно. Многие шутил и предлагали 50 грамм для храбрости. Пить я не стал. Сняв с руки часы, попросил, чтобы сыну отдали, если что-случится. Позже передумал — забрал и сказал, что сам подарю. Уже на построении я заметил, что солдаты внутренних подразделений были с полным комплектом вооружения. Обмундирования было достаточно для ведения агрессивного боя: кроме пулеметов и автоматов, были гранатометы и ручные гранаты.

Сначала мы ехали на автобусе. Потом — выдвинулись один за другим в сопровождении патруля. Я видел первые вспышки выстрелов, когда мы были достаточно далеко от самой больницы. Подойдя к ближайшему зданию, я увидел отдел полковника А.В. Михайлова, вступивший в схватку.

В ходе операции я понял, что наша задача состояла в том, чтобы добраться до больницы через гаражи со стороны отдела общественного питания. Я молча следовал за своим командиром, полковником Деминым Ю.В. и не особо размышлял. Я полностью доверял ему. С Сергеем Савчуком мы сделали проход в ограждении и вышли во двор гаражей. Где-то поблизости была серьезная стычка. Мы сразу перебежали к одноэтажному больничному продовольственному отделению.

Немного позже я слышал, что Федор Литвинчук, шедший в головном патруле, получил травму бедра. Его не могли вытащить из-за сильного огня. Я даже немного завидовал: битва только начинается, а он уже отстранен по состоянию здоровья. Не все, но кто-то меня поймет.

Мы зашли в больницу. Отряд из пяти человек: Ю.В. Демин, С. Савчук, В. Корольков, А. Христофоров и я. На рассвете, который прошел незаметно, я услышал голос Володи Соловова внизу: «... все, руке конец». Оказывается, он все время вел сам сражение, прикрывая продвижение нашей группы. Даже в военной школе учили, что дымовые шашки всегда должны быть со мной. Если ранят — без прикрытия не выбраться. Позиция Вовы была всего в тридцати метрах. Я бросил две шашки, создав дымовой занавес. Однако плотность огня была большой — мы не могли вытащить товарища. Мы никогда больше не слышали его снова. Нашей задачей была стрельба по окнам. Огонь велся с целью отвлечения внимания. В это время работали штурмовые отряды.

С первой задачей было не сложно справиться. Мы по очереди вели огонь из-за угла. Позиция находилась в нескольких сотнях метров от постройки. Второе задание было выполнено практически сразу. Бойцы заметили нас, и открыли по группе сильный огонь. Это помогло отвлечь преступников. Мы пытались справиться и с третьей задачей, но не смогли. Перед нами была дверь в больницу. Ее завалили изнутри. Даже сильный огонь не заставил полотно шевельнуться. Несмотря на это, мы продолжили стоять на позиции.

По моему мнению, это создало немало трудностей для боевиков. Группа сначала была обстреляна с нижних этажей больницы, а потом и с тех, которые выше. От сдачи позиции нас спасло то, что место находилось в мертвой зоне. Пули не могли нас поразить. Тем не менее плотность огня возросла. Когда я снова приготовился к выстрелу, очередь из пулемета сломала угол стены. Я был ранен в бедро. Сама пуля отскочила назад и улетела. В меня попал осколок. Кровь сразу остановилась. Я даже не успел почувствовать боль. Когда стрельба с верхнего этажа была более интенсивной, Ю.В. Демин бросил гранату вверх. Взрыв разразился практически над нашими головами. После этого огонь из окна прекратился. Понимая, что боевики могут бросать и в нас гранаты, мы попросили поставить снайперов в поле перед нашей позицией.

Гранаты к нам все-таки начали залетать. На моей позиции она появилась не сверху, а сбоку. Мне что-то попало в глаза. Юрий Викторович посмотрел и сразу приказал бинтовать. Я помню его взгляд до сих пор. Ситуация усложнялась — гранаты взрывались все чаще. Мы прижались к стене, но осколки долетали. Бронежилеты пока это выдерживали. После очередного удара я ощутил, что мою правую руку резко подбросило. «Да, подумал я, нет глаза, и рука оторвана». Но пошевелить пальцами таки удалось. Оказалось, что рука была почти нетронутой. Несмотря на постоянный сильный отстрел, пришлось отступать. Юрий Викторович спросил: «Готов?». Я честно ответил: «Да, но вы командуйте — я не буду убегать сам». «Три, два, один — отходим». Саша Христофоров и я поспешили отходить. Уверяю вас, это всего двадцать метров, но мы бежали очень быстро. Однако пули быстрее — нам не хватило всего 2 метра. Террористы сбили с ног и нам пришлось ползти. Ребята помогли выбраться и сразу забинтовали ногу. На этом бой для меня был окончен...

Кавалер четырех орденов Мужества,

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «АЛЬФА»

полковник С. Милицкий

Новости на Блoкнoт-Волгоград
реклама
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое