Волгоград Суббота, 22 июня
Общество, 18.04.2023 15:04

«Не устал удивляться наваристым щам»: волгоградский поэт Павел Великжанин об интеллекте, рифме и современниках

Поэт, юрист и победитель в том числе международных конкурсов, волгоградец Павел Великжанин в эксклюзивном интервью рассказал о первых рифмах, современниках, и о том, какое место в его жизни занимают интеллектуальные игры.

1. Расскажите подробнее о себе. В какой семье родились, в каком городе? Чем увлекались в детстве? Какой вуз окончили? Думали ли с ранних лет связать свою жизнь с поэзией?

Родился я в Кузбассе, в Кемеровской области, в городе Ленинске-Кузнецком. В молодой учительской семье, приехавшей туда по распределению после института. А произошло это в 1985 году – начало перестройки и всех последующих событий. Так что потом меня побросало по стране: из Кузбасса – в Зауралье, из Сибири – на Волгу.

А детство у меня было самое обычное для восьмидесятых-девяностых. Увлекался я тогда пусканием бумажных корабликов по лужам и бросанием туда же карбида со всяких заброшенных строек. А также лазанием по крышам гаражей и прочими интересными делами.

В школе при этом учился довольно неплохо, если не смотреть в оценки за поведение. Правда, учеба в небольшом сибирском райцентре была в то время довольно своеобразная. Например, у нас нередко объявляли дополнительные незапланированные «каникулы», иногда и по нескольку месяцев: учителя бастовали из-за того, что им зарплату не платили.

А нагонять все пропущенное пришлось в основном уже в Волгограде. Огромное спасибо девятнадцатой школе! Там меня так научили, что я в итоге получил золотую медаль. И даже чуть было не выиграл всероссийскую олимпиаду по истории среди одиннадцатых классов. Ну, третье место – тоже ничего. А поездка в Псков на финал – вообще прекрасна.



Юный Павел на пороге больших творческих побед

Вернувшись из Пскова, я поступил на юридический факультет Волгоградской академии госслужбы. Его же и закончил через пять лет. И тут же опять поступил – теперь в аспирантуру. Параллельно еще и преподавать стал в альма-матер.

Кстати, одна из первых моих поэтических публикаций – как раз в литературном студенческом сборнике ВАГС (которая нынче называется волгоградским филиалом РАНХиГС).

А думал ли с ранних лет связать свою жизнь с поэзией? Нет, это слишком громко было бы сказано. Все произошло постепенно, незаметно, само собой.

2. Когда стали делать первые шаги в поэзии, как это было? Сохранилось ли первое стихотворение?

Вообще к стихам я пришел как-то не слишком осознанно. Первое стихотворение не помню. И даже не очень помню, когда оно появилось. Наверное, лет в одиннадцать. Или раньше. Но это не точно, так как ничего не сохранилось.

Более серьезное увлечение поэзией началось с того момента, как мы с одноклассниками – нам было лет по 14 – решили создать рок-группу. Написание текстов песен поручили мне. Наверное, потому что я и раньше что-то рифмовал, но тогда это были какие-то детские «ворчалки» и «шумелки». А к поручению друзей отнесся более ответственно. Что-то стоящее получилось, конечно, далеко не сразу. Но хотя бы приучил себя записывать приходящие на ум строчки. И складывать из них более-менее законченные произведения.



Группу мы так и не создали, увлеклись чем-то еще. А вот тяга к сочинению стихов у меня осталась. Тетрадки с теми сохранившимися виршами убрал подальше, заглядываю в них нечасто. Хотя иногда случаются открытия, читаю стихотворение и вдруг: «А ведь эта строчка хороша, жаль, что ее никто не видит». Начинаю дописывать, отшлифовывать.

Правда, что-то стоящее получается нечасто. Или эти строчки все еще ждут своего часа. Над одним стихотворением я лет двадцать работаю. Откладываю набросок в сторону, снова возвращаюсь к нему, затем забываю на месяцы, годы… В итоге вроде бы получилось стихотворение, которое можно показать читателям.

3. В юном возрасте испытывали ли непонимание со стороны сверстников в связи с увлечениями? Помогала ли поэзия преодолевать жизненные трудности?

В разные периоды юных лет я был и хулиганом, и ботаником – не совсем типичным, правда. Но какого-то особого непонимания никогда не испытывал. С кем-то дружил, с кем-то не очень. Самое обычное тинейджерство. Сейчас так, наверное, говорить уже нельзя, но оставлю это слово на память о том странном времени. Когда, например, расплодившиеся курсы английского языка для школьников вели чуть ли не мормоны вперемешку с иеговистами.

А помогала ли поэзия в жизненных трудностях? Что тут сказать? Помогает ли воздух дышать? Так и поэзия – просто была вокруг.




4. Писали ли памфлеты на ситуации или просто не очень приятных вам людей? Узнавал ли кто-то в вашем творчестве себя?

Нет, памфлетами и эпиграммами как-то особо не баловался. Мне кажется, поэзия – это про добро и свет. А не про то, чтобы уколоть или уесть кого-то. В жизни и так хватает не очень приятного, зачем же об этом еще и в стихах думать?

А насчет узнавания… Знаете, мне особенно приятны отзывы, в которых читатели пишут, как здорово мне удалось угадать и выразить их собственные мысли и чувства. Ведь, по-моему, поэзия – это не башня из слоновой кости, а мост: от человека к человеку. И если этот мост, эта строчка резонирует, если случается совпадение внутренних вибраций читателя и поэта – это хорошо!

Я благодарен всем моим читателям, ведь без этого второго полюса не возник бы и ток поэзии, идущий по проводам стихотворных строк.

5. На творчество кого ориентировались Вы сами? Кто ваши любимые поэты?

А почему только поэты? Я не только написанное в столбик люблю читать. Но и прозу, например. Очень нравятся книги волгоградца Евгения Лукина: «Сталь разящая», «Катали мы ваше солнце», «Зона справедливости» … да практически всё. Еще среди любимых современных авторов – Вячеслав Рыбаков, Андрей Лазарчук, Олег Дивов… Почему-то первыми пришли в голову именно фантасты.

Упомяну еще книгу Владимира Короткевича «Христос приземлился в Гродно». Это и притча, и историческое произведение (в нём описаны события белорусской истории XVI века), и фантастика, и очень мужественный роман – из разряда тех, о которых пел Владимир Высоцкий: «Значит, нужные книги ты в детстве читал!».

Но не фантастикой единой. Борис Екимов, Валентин Распутин, Василий Шукшин… Очень много любимых писателей. А совсем классиков даже и называть не буду, их и так все знают.

Из числа любимых поэтов могу назвать Лермонтова, Тютчева, Некрасова, Маяковского, Есенина, Блока, Заболоцкого, Пастернака, Симонова, Слуцкого, Высоцкого, Гамзатова, Кушнера, Кузнецова. Нравятся и стихи зарубежных авторов в переводе Маршака. Хайяма люблю. Питаю слабость к японской поэзии.



Но ни на кого специально не ориентируюсь в своем творчестве. Просто читаю и получаю удовольствие. А поскольку среди любимых – очень разные творцы, то надеюсь, что влияние с их стороны, если и было, то взаимно нейтрализовалось. Ведь зачем второй Державин или Пушкин? Мне кажется, лучше занимать свое место, пусть и не в первом ряду. У нас было и есть немало сильных, а главное, самобытных поэтов. Надо соответствовать этому уровню. Поэт интересен своей индивидуальностью. Созданием того, чего без него бы не было.

6. У Вас огромный послужной список побед в конкурсах различных уровней, расскажите о самых ярких и значимых. Можно привести примеры произведений-победителей.

Несмотря на немалое количество конкурсных побед, каждая из них дорога мне по-своему. Ведь я участвовал в самых разных конкурсах, которые проводились не только в нашей стране, от Калининграда до Сахалина, но и в русскоязычных сообществах стран ближнего и дальнего зарубежья. Оценка стихов со стороны столь разных людей позволяет понять, что ты представляешь собой как поэт по «гамбургскому счету».

Наверное, наиболее значимыми можно назвать премии «В поисках правды и справедливости» (2017 и 2019), «Российский писатель» (2018), Всероссийский конкурс поэзии «Есть родина, а значит, счастье есть» (2022), фестиваль «Волошинский сентябрь» (2022), Всероссийский литературный конкурс «Литкон» (2022). И, конечно же, конкурс «#Волгограду_посвящаю_2022».



Иногда принимал участие в очных литературных выступлениях-дуэлях: слэмах и тому подобному. Но чаще участвую в заочных конкурсах, потому как совершенно не «тусовочный» человек. Мне интереснее писать стихи, чем читать их на публике.

Спросите, а зачем вообще конкурсы? Все дело в том самом «гамбургском счете»: с коллегией судей я не знаком – ни лично, ни виртуально, для жюри я – просто участник под неким номером, поэтому оценка должна быть объективной и честной.

Правда, конкурсы нынче бывают разные. Однажды мне прислали приглашение, предложив сразу заплатить за участие – это гарантировало звание лауреата. Сразу отправил письмо в спам – такие награды мне не нужны.

7. Поэзия — ваша основная деятельность, или совмещаете с другой работой? (юриста?). Насколько успешно это удается? Расскажите, чем еще живете (семья, хобби). Ваш сын интересуется тем, чем занимается отец?

Нет, поэзию мне сложно представить в качестве основной деятельности. Жить-то на что-то надо. А поэзия – птица: поет, но не кормит.

Так что работаю я по своей профессии юриста, с третьего курса вуза (это на постоянной основе, не считая всяких подработок) и до сих пор. Вращаюсь в той гуще, что позволяет узнать жизнь и людей с самых разных сторон. Не писать же стихи только о розах и звездах. У меня вот, например, есть стихотворение под названием «Утро в промзоне».



А в принципе думаю, что любое дело, даже считающееся приземленным, выглядит таким лишь со стороны. Но для любящих его и погруженных в него людей там будет не меньше поэзии, чем в иных стихах.

Поэтому совмещать с чем-то поэзию не приходится. Надо просто суметь ее уловить. И затем положить на бумагу.

Строчка может родиться, казалось бы, из ничего. Какая-то мелочь, ситуация, картинка, воспоминание. Да что угодно! Чаще всего что-то приходит на ум в то время, когда иду куда-нибудь пешком. Или когда мою посуду, например.

Да, лучше всего стихи сочиняются в движении. Причем не только когда иду пешком, но и когда еду в поезде, автобусе и т.д. Думаю, что и путешествия, и физическая активность вообще стимулируют творчество. Недаром у знаменитого Аристотеля была привычка прогуливаться с учениками во время философских дискуссий.

Насчет семьи: у меня теперь два сына. Оба стихами интересуются, но, конечно, разными. Старший даже что-то пробует сочинять.

А моя жена – это первый слушатель и, порою, критик, всего, что я пишу. Многое посвящено ей и вдохновлено ею. Она, кстати, тоже сочиняет стихи.

Вообще хочу поблагодарить всех своих близких, родных, друзей и знакомых: без вас мои стихи навряд ли появились бы. Особая признательность тем, кого я считаю моими наставниками. Не буду всех перечислять, таких людей немало. Надеюсь, сумею хотя бы отчасти вернуть свой кармический долг.

8. Как душа поэта откликается на события современности? Стараетесь быть вне политики, или это невозможно?


Современность рождается прошлым, а я ведь когда-то увлекался историей, и поэтому знаю: не мы первые, не мы последние. «Сегодня» – это лишь одно звено очень длинной цепочки, звено между «вчера» и «завтра». А начало цепи – в первобытной тьме, а уходит цепь – в туман грядущего.

И можно, конечно, до рези в глазах пытаться что-то высмотреть в этом тумане. Но мне ближе вот это: «Делай, что должно, и будь что будет!».




9. Что можете посоветовать начинающим поэтам?

Каждому человеку есть что сказать. И если он стремится не просто излить душу, а сказать так, чтобы это было интересно другим людям, то научиться так делать вполне возможно. Если прочесть десять тысяч чужих стихотворений, непременно чему-то научишься. Хотя бы разбираться: где – настоящая поэзия, а где – графомания.

Кроме того, есть масса специальной литературы. Мне, например, когда-то очень помогла статья Владимира Маяковского «Как делать стихи». Ну и свои небольшие приемчики тоже выработались. Расскажу о трех из них.

«Первые пять – прочь»: это о рифмах. Когда подбираешь рифму, первые пять пришедших на ум вариантов лучше немедленно отбросить. Раз они сразу же пришли к тебе, значит, точно так же приходили и к другим. А рифмы должны быть свежими, как розы. Иначе – уши вянут.

«Не будь рабом словаря». Язык – явление развивающееся. Почему бы не придумать новое слово? Окажется оно уместным в данной строке – и хорошо! А может, оно выйдет за пределы стихотворения и пойдет гулять само по себе.

«Править, править, и еще раз править!» Написал стихотворение – отложи и никому не показывай. А через несколько дней (или месяцев, или лет) вернись к нему и перечитай. Желательно вслух. Сделай выводы, все ли удалось. И правь. Переписывай. И еще раз переписывай.

Но все это будет работать и приводить к результату только тогда, когда действительно хочется сказать что-то важное. Импульсом к творчеству обязательно становится что-то, что меня волнует и заставляет высказаться. Пусть даже не очень значительное событие: какая-то встреча, тема разговора, мимолетное впечатление... И чем неожиданнее повод, тем интереснее может получиться результат. Писать «с равнодушными глазами» я не умею.

Самое важное – «поймать» первую строчку. Именно она задает тон всему произведению. Хотя бывает и так: первая строка есть, а стихотворение не получается… Черновиков, набросков у меня гораздо больше, чем того, что можно счесть достойным публикации.

А самое главное – быть искренним. Только из этой искры может разгореться костер настоящего стихотворения.

10. Есть ли у Вас стихи, посвященные Волгограду, Сталинграду, Царицыну?



Да, меня вдохновляет и красота природы нашего волго-донского края, и его удивительное прошлое. Не говоря о всем прочем, ведь именно здесь в сорок втором году завязался нервный узел мировой истории! Сталинградская битва не только изменила ход Великой Отечественной войны, но и предопределила все последующие события. «Легенда об Урюпинске», «Седьмая Гвардейская и Восьмая Воздушная», «Гранитный генерал», «Волгоградский выпускной», «Бронекатер», «Длинный-длинный Волгоград», «Остров Людникова» – думаю, эти названия моих стихов говорят сами за себя.


А в последнее время приступил к большой поэме, посвященной нашему нижневолжскому краю, его истории и современности, культуре и людям. Работа непростая, но она мне по сердцу, и поэтому, надеюсь, будет по плечу. Надеюсь воплотить в ней свое творческое кредо: делать зримой красоту простых вещей, находить удивительное в привычном, необычное в повседневном.




11. Вы были участником знаменитого тв-шоу «Своя игра». Расскажите об этом подробнее. Какое место интеллектуальные игры занимают в вашей жизни?

Я начал заниматься интеллектуальными играми еще в школе, продолжил в студенчестве. У нас в городе тогда было достаточно мощное движение: тренировки, чемпионаты, кубки, выездные соревнования в других регионах.

После окончания вуза времени на все это, увы, не осталось. Но вот не так давно я решил все-таки «доисполнить» тогдашнюю мечту и принять участие в ТВ-передаче «Своя игра». Сначала заочный отбор через интернет, там надо было на специальном сайте очень быстро отвечать на довольно сложные вопросы. Потом пригласили на очный отбор, где я играл в «Свою игру» с другими претендентами, только не в студии и без телекамер. А потом позвали и в ту самую ТВ-студию на съемки.

Оказалось, руки что-то помнят. Хотя, конечно, биться на равных с постоянно тренирующимися гроссмейстерами, да после многолетнего перерыва – та еще задачка! В итоге победить не удалось, но и второе место – тоже неплохо. Да и просто интересно было все увидеть изнутри. Может, и стихи об этом когда-нибудь напишутся.

Кстати, наверное, хватит с меня прямой речи. Теперь слово стихам.

Стихи Павла Великжанина


Под фатой облаков

Тает ночь, уступая напору дня.

Рукава ручейков разломали гипс,

Чтоб, девчонок за веточки приобняв,

Нацеплять изумрудных ольховых клипс.

Вышивая фату – каблучкам в грязи –

Стая птиц тянет нитку наискосок.

Сердце бьет по коре задубелых зим,

Словно впитывать рвется пьянящий сок.


Забродил по артериям бурный хмель,

Брошу ветру трамвайный свой проездной –

И пешком к тебе сквозь двадцать семь земель,

Где все реки, сливаясь, кипят весной.


Ежедневное чудо

Не устал удивляться

Я обычным вещам:

Аромату акаций

И наваристым щам,


Появлению света

На небесной слюде,

Щебетанию с веток,

И рожденью людей.


Происходит повсюду,

И далеко, и близ,

Ежедневное чудо

Под названием жизнь.


Крылатые портфели

Ударит звонок – и срываются классы,

Теснины дверей водопадами пеня.

Крылатых портфелей гремят маракасы,

Как марш перепрыгнутых в спешке ступеней.


Несется из школы горластая группка

Сквозь вечное «Как молодежь охамела!»,

И кажется вновь, что одна только губка

Впитала с доски все премудрости мела.


Портреты, равняясь в настенном параде,

Глядят на людей, что в пустых кабинетах

Почти не видны за горами тетрадей,

Не тающими вплоть до самого лета,


Чьи лица вечерней усталостью блёкнут,

Чьим почерком пишутся наши скрижали …

И вдруг понимаешь: ведь школьные окна

Всю жизнь тебя светом своим провожали!


В едином свитке

Туман заполнил узких улочек листки,

Молочной тайнописи между строк подобен.

Слепцы-троллейбусы, держась за поводки,

Едва нащупывают Брайлев шрифт колдобин.

А я сижу в одном из них, к стеклу припав,

И в перископ смотрю из домика улитки:

Вокруг меня – семь миллиардов смутных глав,

Что пишут – каждая себя – в едином свитке.


Сварщик

Целует спящую жену,

Чаек на кухне пьет в охоту,

И ранним утром, в тишину,

Идет привычно на работу.


Приладив на лицо щиток,

Он все проверит, обернется –

И побежит электроток,

И в пальцах молния зажжется!


Металл послушен, как дитя,

Его рукам, на вид несильным:

Всю смену, будто бы шутя,

Сшивает сталь дугою синей.


А после – немудреный быт

Квартирки в угловом подъезде.

Там сын растет. Там две судьбы,

Надежно сваренные вместе.


Царицыну – Сталинграду – Волгограду


Здесь давно вдоль границ полыхали зарницы,

Рвались «гости» туда, куда их не просили,

И построили предки на Волге Царицын

Охранять рубежи расцветавшей России.


Много видели те деревянные башни,

Их сжигали дотла – они вновь вырастали.

Солонцовую сушь люди сделали пашней

И мечи на плуги перековывать стали.


Но опять сквозь века пролегла здесь граница

Между светом и тьмой, между смертью и жизнью.

Запылала вода, но нельзя отступиться.

Город крепостью стал, защищая отчизну.


У планеты, корежимой хворями злыми,

На тебя опирались все меридианы.

Словно оберег свой, сталинградское имя

Надевали на улицы дальние страны.


Над водой поднимается солнце, алея,

И звенят голоса самой лучшей наградой.

С выпускного идем по широким аллеям.

Начинается день моего Волгограда.

Записала Анна Анатольева

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волгоград»
в Телеграм.

Подписаться

  Тема: Лица города  
ВолгоградЛица городапоэзиятворчество
0
0