Волгоград Воскресенье, 23 Февраля
Общество, 31.12.2019 02:52

«Про бюро несчастных случаев у нас никто не знает», – доброволец из Волгограда Дарья Хлыбова

33-летняя Дарья Хлыбова – доброволец с большим сердцем. Она помогает искать без вести пропавших людей, организовывает веломероприятия в Красноармейском районе города, работает с подростками и молодежью, являясь руководителем добровольческого отряда «Друзья из Кра», созданного на базе ПМК «Искра» МУ «Форум». Также Дарья в свободное время занимается декоративно-прикладным искусством: создает поделки, интерьерные вещи и куклы.

«Блокнот Волгоград» пообщался с Дарьей, расспросив о волонтерах-поисковиках. Ведь дело это непростое как физически, так и морально, но, безусловно, очень важное.

– Как и когда ты стала волонтером? Почему?

– Когда? Это сложный вопрос. Моя мама работала учителем начальных классов, поэтому с малых лет я в школе. Мне всегда там всегда нравилось находиться . С 1-2 класса я периодически участвовала в различных самодеятельностях. Также занималась бальными танцами и ходила в театральный кружок. Когда мне было лет 11, педагог Жанна Владимировна поставила спектакль «Кошкин дом». Мне было очень жалко этих котят. Вот тогда я стала задумываться о том, что чужих детей не бывает, хотелось пожалеть их, обогреть. Я стала очень часто интересоваться различными видами помощи детям-сиротам.

Почему я стала волонтером? Не могу однозначно ответить. Мне всегда было очень сложно за какую-то свою работу брать с людей деньги. Я считаю, что каждый может быть добровольцем, если он что-то может, умеет. Если ты в свободную минуту можешь поделиться своими знаниями, то я считаю, что за это не стоит брать деньги. Всегда хотелось, чтобы мир стал лучше, чтобы люди раскрыли свой потенциал доброты. Ведь помимо плохого есть очень много хорошего в человеке, но многие люди почему-то это прячут. Когда я делала что-то бескорыстно, мне хотелось, чтобы другие люди также поступали. В 14-15 лет уже хотелось, чтобы таких людей было как можно больше. Тогда бы наш мир стал чуточку чище, добрее и приятнее.

eEJzgPbsEXQ.jpg

– Расскажи, как вы организовываете все поисковые мероприятия? Ведь наверняка это не просто.

– История моего волонтерского началась в роли поисковика 5 лет назад. Мы жили в поселке Водники в Красноармейском районе и случайно зашли в магазин, где увидели ориентировку, что пропали дети – 1 девочка и 3 мальчика. Этих детей мы видели. На ориентировке был написан телефон, куда можно было обращаться. Мы собрались группой гуляющих мамочек с детьми, стали распространять информацию. На тот момент это была неоценимая помощь, так как должно было сработать сарафанное радио, люди должны были быть оповещены, что дети пропали. В одном разговоре с девушкой выяснилось, что она их видела недавно. На тот момент она побоялась звонить в полицию или волонтерам, поэтому я взяла на себя инициативу, позвонила, сказала. К слову, люди боятся что-либо сообщать, потому что думают, что их затаскают по кабинетам. В итоге дети нашлись живыми и здоровыми. С этого момента у меня началось знакомство с добровольческой деятельностью в качестве поисковика. На тот момент я не понимала, что это такое. Работала я в муниципальном учреждении «Форум» с подростками и молодежью, поэтому, конечно, хотелось эту проблему осветить. На тот момент у меня был добровольческий отряд, я рассказывала ребятам, что есть такой вид деятельности, что нужна информационная поддержка, но сама на тот момент я сама мало знала. Поэтому я позвонила по номеру, который был указан в одной из ориентировок. Мне ответили Лариса и Наталья из поискового отряда «ВолгоСпас». Тогда они занимались только поиском несовершеннолетних. Чуть позже они стали искать и взрослых. Оказалось, у них была небольшая команда, но очень дружная, человек 5-6. Все как могли, помогали. Предоставился случай осветить эту тему. У нас одна из воспитанниц участвовала в конкурсе «Мисс “Форум”», где было задание представить себя в роли какого-либо цветка. Мы выбрали незабудку, так как этот цветок является символом Дня памяти пропавших детей, который отмечается 25 мая. С тех пор этот день стал для нас знаменательным. К слову, 5 лет назад мало уделялось времени конкретным ситуациям. То есть были инструкции, но не было информирования, что делать, если это уже случилось, как быстрее найти своего ребенка, куда обращаться и так далее. Тогда это мало кто знал. Благодаря нашей совместной работе с «ВолгоСпасом», по крайней мере, в Красноармейском районе все знают, что делать. Даже дети знают, что такое паспорт ребенка – это неофициальный буклет, разработанный поисковым отрядом, на котором схематично изображено тело ребенка, где отмечаются отличительные черты, есть место для описания, анкета. Мы рекомендуем заполнять этот паспорт раз в полгода детям до 7-ми лет, и старше 7-ми лет – раз в год. Эти документы доступны в интернете, их там можно найти.

Организация поисковых мероприятий проходит в несколько этапов. Конечно, изначально должно быть заявление в полицию. Первое, чем могут помочь волонтеры – это обзвон больниц, бюро несчастных случаев и так далее. В это бюро сообщаются все сведения о тех людях, которые попали в несчастный случай, это здорово помогает. Но никто про это бюро не знает. Позвонить вы туда можете по телефону: 8(8442)30-44-29. Связавшись со специалистом, вам необходимо детально описать внешность потерявшегося человека, одежду и вещи, которые у него могли быть с собой, а также описать особые приметы - родинки, шрамы, татуировки и прочее. Второй этап – успокоение родственников. Нужна поддержка, ведь, зачастую, родители в панике, начинают забывать подробности, поэтому мы стараемся привести их в чувство. Третий этап – разработка алгоритма действий. Всегда действуем сообща с правоохранительными органами. Кому нужна помощь, те обращаются к нам самостоятельно, если это глобальные поиски, то это разработка ориентировки и их распространение. Если родители сами обратились и в полицию, и к волонтерам, то незамедлительно разрабатывается ориентировка и распространяется по социальным сетям. Кстати, мы всегда просим людей делать репосты с официальных источников, так как там можно увидеть результат поисков. Это серьезно, потому что, например, человек уже год, как нашелся, а информация о поисках еще гуляет в интернете.

В самих поисках по просьбе следственного комитета и полиции волонтеры выходят в указанное время на прочес местности. Туда допускаем только совершеннолетних. Без подготовки выходить нежелательно, местность может быть любой. Если мы местность не знаем, то пытаемся привлечь проводников – местных жителей. Обычно они всегда стремятся помочь. Итог поисков может быть разный. Детская психика не всегда может выдержать. Несовершеннолетние могут помочь в распространении ориентировок. Мы с моими ребятами так и делаем.

Организовать поисковое мероприятие непросто. Главная проблема –собрать народ, добровольцев мало. Волонтеры – обычные люди, у которых своя работа и жизнь. Иногда нужно выходить на поиски поздно вечером, не все могут отложить свои дела, конечно, это затрудняет скорые поиски. Хорошо, когда команда сформирована и подготовлена, она сразу может приступать к делу. А когда присоединяются новые люди, с ними проводится подготовительная работа, которая занимает время.

На поисках тяжело эмоционально, потому что ты ждешь результат, а он не всегда бывает. Но для волонтера – и это результат. На карте отмечается место, где состоялся прочес местности, но ничего не нашли. Поэтому некоторым добровольцам кажется, что поиски – это скучно и не все приходят уже во второй раз. Хотя, так и есть: поиски – это действительно скучно.

c8xUJWYQZxQ.jpg

– Я знаю, что у волонтеров существует своя этика, и журналисту или простому человеку не так уж и просто выяснить подробности того или иного случая. Расскажи, что это за волонтерская этика?

– Очень редко мы рассказываем журналистам подробности, это правда. Представьте, если бы ваш близкий человек пропал неизвестно по каким причинам. В ходе поисков обнаруживается, что он пропал по причинам, о которых вы не знаете, и о них не очень хотелось бы рассказывать. Если он найдется живым, то ему еще жить. Часто люди осуждают. Не хочется, чтобы сор из избы выносился. Многие волонтеры, которые ищут людей, на мгновение становятся частью семьи. Им не хочется распространятся и нам не хочется тоже копаться в неприятных или приятных ситуациях. Главная заповедь добровольца – не навреди.

Недавно был случай с девочкой, которая пропала. Все очень ждали подробностей. Если раньше была желтая пресса, то сейчас есть группы в соцсетях, где начинаются комментирования. Закрывать их мы не можем. Но задают вопросы из любопытства. Есть даже те, кто начинают поливать грязью и писать некорректные вещи, которые, возможно, к этому человеку отношения не имеют. Я считаю, что комментировать ориентировки не стоит в соцсетях. Поэтому со СМИ мы очень осторожно работаем и не сообщаем никакие подробности. Главная информация, которую должны знать СМИ и горожане, это что человек потерялся, куда нужно обратиться и место, где он может находиться. Этого достаточно для того, чтобы работать. Все остальное – лирика, любопытство, сплетни и слухи. Наша задача – найти человека и неважно, кем он является.

Также часто после поисков все хотят подробностей, как человек нашелся, по каким причинам он пропал. Но это связано с тем, что люди привыкли получать результат. Настоящие поисковики никогда не раскроют тайну следствия и поисков. Будут предельно осторожными, когда распространяется информация о пропавших. Поэтому мы лишь пишем найден живым или погиб.

Usib-DG34xM.jpg
Дарья с руководителем поискового отряда "ВолгоСпас" Ларисой Селяниновой

– Чаще всего людей находят живыми и здоровыми или все же чаще случается беда?

– Как ни странно, беда не так часто случается. По крайне мере за 5 лет, что я являюсь поисковиком. Очень видна положительная динамика, люди находятся живыми. Наверно, это связано с тем, что много людей были привлечены для профилактики и внедрения дистанционного поиска. Во многом помогают социальные сети. Как только появляется информация, что человек пропал, народ начинает об этом говорить, многие относятся к чужой беде как к своей. После поисков идет работа над ошибками, особенно с несовершеннолетними. С ними работают психологи. Также люди находится еще и быстрее, чем 5-6 лет назад.

– Видела ли ты эмоции родственников, которые воссоединились после поисков? Расскажи о долгожданных встречах близких.

– Эмоции видела. У всех они разные, потому что люди долгое время находились в шоковом состоянии. Мамы обычно плачут, папы пытаются себя сдерживать, но не всегда получается. Больше положительные эмоции, хочется обнять и прижать. Нам же хочется только плакать от радости, когда мы видим воссоединения.

avNOSxHwSoU.jpg
Фото с поисков Артема К.

– Почему ты выбрала искать именно людей, а не, например, помогать животным?

– Сказать, что я выбрала искать людей, а не помогать животным это немного неверно, потому что моя добровольческая деятельность осуществляется в разных направлениях. Фанатизма в моих действиях нет, но поиск людей – это приоритетное. Это мы, это наше будущее. Очень хочется, чтобы у каждого ребенка была семья, из которой он не хочет уйти. Много детей-бегунков из-за того, что переходный возраст. Если меня попросят съездить помочь в приют к животным или выйти на поиск человека, то, конечно, я выберу человека. При этом мне не безразлична судьба животных. Моя добровольческая деятельность очень обширна. Я занимаюсь поиском, мы боремся за экологию – очищаем берега Волги, устраиваем субботники. Во всем, что требует нашей помощи, я вместе с семьей стараюсь участвовать.

zC57nhzB05Q.jpg

– Наверняка волонтеры – стрессоустойчивые люди, ведь не всегда случаются счастливые концы. У тебя выработалась, так сказать, профессиональная деформация или ты до сих пор остро реагируешь на самый печальный исход поисков?

– Мы обычные люди. Бывают разные ситуации. Есть поиски, на которые ты остро реагируешь. Если нас это выводит как-то из состояния покоя, то стараемся взять себя в руки и делать все по инструкции. Волонтеры-поисковики они очень ответственные. И если человек понимает, что он дальше не может идти, взять на себя какие-либо обязательства, то лучше сойти с дистанции.

Любой исход – это результат. Если убрать все эмоции, для волонтеров-поисковиков важно найти человека вне зависимости жив он или нет. Зачастую ищем мы до последнего. Если человек объявлен без вести пропавшим, то ориентировки, которые сделаны, не убираются, и надежда у поисковиков всегда остается последней. Поиски заканчиваются тогда, когда человек найден. Всегда тяжело переживать чужие потери. Иногда думаешь, а вот если бы я на пять минут раньше вышла или не простояли бы в пробке, то, возможно, этот человек был бы жив. Но я считаю, что у каждого своя судьба и мы не всегда можем изменить то, что ей предначертано.

-ZwH-CLPaoU.jpg

– Расскажи о самом ярком случае за всю твою волонтерскую деятельность.

– Это случилось с моим знакомым, которого я искала. Это был 16-летний подросток, с которым мы занимались велоспортом. Парень очень хороший, добрый, активный, положительный. Позвонил мне его друг, сказал, что он уехал очень рано, телефон не отвечает, родители беспокоятся. Это было примерно 4 года назад. Тогда была зима, очень холодная. Около 23.00 мы выехали его искать, было примерно -25 градусов. Родители подали заявление в полицию. Это была самая сложная организация поисков. Мы выехали на велосипедах с моим соседом и решили просто ехать по дороге, смотреть по сторонам. Ехали достаточно долго. Доехали до угла парка, там нам сказали, что его видели, он поехал в сторону «Ашана». С соседом договорились, что он поедет вперед меня, а я буду принимать звонки, ждать сигнал, вдруг он где-то появится. Буквально минут через 20 он мне звонит и сообщает радостную новость, мальчик нашелся, он еле едет на велосипеде. У меня радости не было предела. Я стояла, ждала их на остановке, стояла минут 40. Эти минуты показались мне вечностью, но, когда я увидела два огонька, я не поверила своим глазам. Эмоции меня переполняли. Первое, что я спросила, как он себя чувствует. Что, как и почему были потом. Я отзвонилась родителям, передали всю информацию полиции. Он сказал: «Все нормально, вы чего?» Он не ожидал, что за него будут так переживать. У него была обычная прогулка. Он поехал до «Ашана», а потом решил поехать до Мамаева Кургана, готовился к соревнованиям, но не подрасчитал свои силы. Телефон разрядился. На проезд денег не хватало, хватило только на бутылку воды. В общем, все решилось, доехал он до дома живой и здоровый. Потом сам также неоднократно участвовал в поисках будучи уже совершеннолетним вместе со своим другом, который мне тогда позвонил. Сделали выводы, что мы по одиночке больше не ездим никогда. Этот случай очень повлиял на выбор его будущей профессии. Секреты раскрывать не буду, но он выбрал себе достойную профессию. Сейчас тот парень учится, переехал в другой город.

kUPqxSvGE_o.jpg

Справка:

Дарья Хлыбова, 33 года

Семейное положение: не замужем, воспитывает двоих дочерей

Образование: средне-специальное «Дизайнер» ВМИИ им.П.А.Серебрякова

fJbLMU6aGws.jpg

Алина Мельникова



Новости на Блoкнoт-Волгоград
  Тема: Лица города  
волонтерволгограддоброволецпоиск людейпропал человекдобро
0
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое