Волгоград Четверг, 09 Апреля
Политика, 25.03.2020 20:01

Евгений Ищенко: человек, который пытался изменить Волгоград

От интервьюера: «Евгений Ищенко не знает, что изменил мою жизнь. Своим арестом. Летом 2006 года после громкого задержания мэра Ищенко в Волгограде началась кампания по выборам главы города. Поработать в штаб Олега Михеева меня позвал Олег Пахолков. 

Так я уехал из родного Волгодонска (Ростовская область) и на следующие 5 лет стал волгоградцем. Потом были Екатеринбург, Новосибирск, Воронеж, Москва. Но Волгоград навсегда остался в моём сердце. 

2003-2006 годы сейчас можно назвать доцифровой эпохой – слишком мало свидетельств о тех событиях можно найти в открытых источниках по сравнению с нынешними временами. Это интервью – попытка зафиксировать события тех лет и их интерпретации по версии бывшего мэра Волгограда Евгения Ищенко.

Расшифровка интервью на 99,97 процента совпадает с диктофонной записью. После вычитки Евгений Ищенко смягчил некоторые (вполне допустимые Роскомнадзором) слова и внес незначительные уточняющие правки. Ниже - расшифровка двухчасового интервью. Москва. Март 2020 года».

Евгений Петрович Ищенко. Родился 15 октября 1972 года в Омске, откуда с родителями переехал в Волгоград. В 15 лет уехал в Москву и поступил в физико-математический интернат при МГУ, который окончил в 1989 году. В 1991-1993 годах учился на физфаке МГУ. В 1993 году вместе с однокурсниками организовал МДМ-Банк. В 1995-2003 годах депутат Госдумы второго и третьего созыва.

В сентябре 2003 года избран мэром Волгограда с 39,06 процентами голосов. 30 мая 2006 года арестован. Ему предъявили обвинения по статьям 285 (злоупотребление должностными полномочиями), 289 (незаконное участие в предпринимательской деятельности), 222 (незаконное хранение оружия и боеприпасов). Большинство обвинений рассыпалось в ходе судебного процесса.

В июне 2007 года Евгения Ищенко приговорили к году лишения свободы за хранение боеприпасов и 5 тысячам рублей штрафа за незаконное участие в предпринимательской деятельности. Освобожден в зале суда, так как отбыл наказание, находясь в СИЗО под следствием.

Дело Евгения Ищенко вел следователь Денис Никандров (летом 2018 года приговорен к 5,5 годам строгого режима за взятку от вора в законе Шакро Молодого в размере 0,5 млн евро, летом 2019 года вышел на свободу по УДО). Следствие велось под патронажем руководителя Следственного комитета Волгоградской области Михаила Музраева (арестован в июне 2019 года по подозрению в организации теракта, покушения на губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова).

Женат. Отец пятерых детей.

 2_ищенко_идет (1).jpg

Мэр Волгограда Евгений Ищенко идет на работу, середина 00-х


- Евгений Петрович, если бы у вас была возможность из марта 2020 года обратиться к самому себе в мае 2006 года, за несколько дней до ареста. Что бы себе посоветовали?

- Мне, наверное, стоило добровольно подать в отставку. Тогда всего бы этого не произошло. Ради моей отставки все и делалось. Мне казалось, раз я не нарушаю закон, то меня это защитит. Но в 2006 году ситуация изменилась. А я продолжал думать, что нельзя просто так взять и посадить человека ни за что. Меня пугали. За несколько месяцев до ареста активно предлагали уйти в отставку.

- Кто предлагал?

- Это исходило от председателя Волгоградского областного суда Михаила Короткова. Он лично это говорил. От руководителя регионального ФСБ Сергея Кокорина. Тоже лично говорил. Но не думаю, что это было их личной инициативой. 

Центр принятия решений в области тогда был один. И это был не губернатор. Кто-то предупреждал из лучших побуждений, кто-то просто пугал. 

Поступало предупреждение от странного гражданина, который передал мне «привет» от преступного сообщества. Такой характерной внешности. Весь в шрамах. Сказал, что он – «пейджер», ничего обсуждать не уполномочен и передает в односторонней связи: мол, если уйду в отставку, то все будет хорошо. Тучи сгущались…

Ищенко.jpeg

- «Пейджер» говорил, от кого передает информацию?

- У меня был заместитель, который курировал отношения с силовыми структурами Юрий Желонкин. Он сообщил, что есть представитель преступного сообщества, который мне что-то хочет передать в режиме односторонней связи, «пейджера».

- Почему они хотели вашего ухода?

- Сейчас понимаю, что на тот момент в стране ослабли позиции местного самоуправления. Многих мэров городов в 2007–2008 году пересажали. Стал одним из первых. Конфликтов между мэрами и губернаторами тогда было много. В администрации президента, наверное, было принято решение, что надо эти конфликты заканчивать.

Понимаете, что если руководителей местного самоуправления можно ни за что сажать, то это убивает местное самоуправление как таковое. Таким образом, наверное, решили подобные конфликты убрать. Отчасти эта задача была выполнена.

Считаю, что местного самоуправления как такового теперь нет. Зато вопросы помоек, благоустройства дворов, утилизации мусора, капитального ремонта теперь решают федеральные власти в «ручном управлении».

А ведь раньше многое из этого делали муниципалитеты. Да, денег не хватало. Но в целом справлялись. Тогда эти изменения настроений в отношении к местному самоуправлению поняли некоторые граждане и смогли этим воспользоваться.

Ищенко2.jpeg

2002 год. Евгений Ищенко с супругой Евгенией Атт и их первым ребенком


Конечно, никто из Кремля не давал указание меня сажать. Просто возникла ситуация, при которой местное самоуправление осталось без защиты. И нужно понимать, что в крупных городах, таких как Волгоград, всегда есть чем поживиться.

Одним из желающих нагреть руки был тогдашний руководитель регионального Следственного комитета Михаил Музраев. Его называли «теневым губернатором». Он манипулировал чиновниками и злоупотреблял своими полномочиями.

Музраев был сильным. Но не потому что был гениальным. А потому что был преступником, наделенным государственной властью. До поры до времени он был просто Музраевым. А потом, образно говоря, стал Спрутом («Спрут» - в переводе «осьминог», известный итальянский сериал о мафии и коррупции – прим. ред.). Таланты Музраева раскрылись в негативном ключе.


ea757b77-e545-4548-941f-f814b45604b7.jpg

Мэр Волгограда Евгений Ищенко и начальник волгоградского ФСБ Николай Федоряк (середина 00-х)


7b8ce7f3-7bca-4a2d-a95e-55a006637b0c.jpg

Начальник волгоградского ФСБ Сергей Кокорин, мэр Волгограда Евгений Ищенко, председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев.


- Когда поняли, что Музраев является центром принятия решений?

- Он был одним из силовиков. Я с ним не конфликтовал. Считаю, что в регионе очень многое изменилось, когда ушел руководитель ФСБ Николай Федоряк в декабре 2004 года. Это умный, порядочный человек. 

Если бы Федоряк оставался, то возвышения Музраева не произошло. Или если бы на его место пришел человек с принципами и взглядами «правильного чекиста», то ситуация не изменилась бы в худшую сторону. 

К сожалению, пришел Кокорин, который, на мой взгляд, был совсем другим. У Музраева были отличные отношения со средним звеном ФСБ. Считаю, Кокорин был корыстным человеком и преследовал свои цели. Позднее это подтвердила и внутренним расследованием ФСБ. Его уволили и, говорят, чуть не посадили. 

Важно понимать, что Кокорин был человеком пришлым и не контролировал ситуацию. И в этой ситуации раскрылся Михаил Музраев. Считаю, что именно эти два фактора повлияли на негативное развитие событий: смена руководителя ФСБ и снижение уровня защиты местного самоуправления.

 3_музраев1.jpeg

Руководитель СК Волгоградской области Михаил Музраев


- А «снос» начальника областного ГУВД Михаила Цукрука и начальника областного ГИБДД Флорида Салимьянова?

- Это звенья одной цепи. На мой взгляд, Музраев быстро воспользовался ситуацией и сколотил свою команду из силовиков: председателя облсуда, областного прокурора, начальника ФСБ. У них, как мне кажется, были очень хорошие отношения с группировкой Кадина. Деловые-партнерские. 

А Цукрук в эту коалицию не вписывался. Бравый милицейский генерал пытался себя проявить в хорошем понимании этого слова. Он пришел из другого региона и начал активно наводить порядок: задерживал нелегальные караваны с левой водкой и браконьерской икрой.

Ищенко3.jpeg

Евгений Ищенко с семьей, Венеция, середина 00-х


Одним из базовых источников дохода преступного сообщества кадинцев был контроль над торговлей левой водкой с помощью своего представителя Павла Башелутскова. Генерал Цукрук начал борьбу с левой водкой и стал проблемой для этого междусобойчика, включающего в себя силовиков и организованную преступность. И жили они в этом симбиозе хорошо и прекрасно. Если, допустим, у родственника большого силовика угоняли машину, то по одному телефонному звонку бандиты её возвращали. Вот так это примерно работало.

Цукрук в это не вписывался. Его пытались «задушить в объятиях»: предлагали большие деньги и большую дружбу. Но вместо дружбы с ними Цукрук, наверное, весной 2006 года с помощью оперов зафиксировал на видео близкое общение Музраева с авторитетами Кадиным, Зубком и другими представителями преступного сообщества. 

Они встретились в одном из сельских районов Волгоградской области на скачках. Видеозапись отправили министру МВД Рашиду Нургалиеву. Но вместо расследования по Музраеву началось уголовное дело по Цукруку.

 4_цукрук.jpg

Бывший руководитель МВД Волгоградской области Михаил Цукрук на скамье подсудимых

Уважаю Михаила Цукрука. У нас с ним был один разговор, когда уже ситуация накалилась. Он сказал: «Поступаю так: делай, что должен и будь что будет». На таких людях государство и должно опираться. В итоге Цукрука осудили за какой-то неправильный ремонт милицейского госпиталя, смешное какое-то обвинение. Лишили должности. А для него должность – это всё. 

Человек всю жизнь службе отдал. Не из блатной семьи. Заслужил свои погоны. В Чечне воевал и т.д. Получилась «отрицательная селекция»: достойные люди из системы выбивались, а недостойные – поднимались. 

Тогда в Волгограде сложилась такая система власти, при которой вроде бы есть активные борцы с коррупцией, но коррупции этой везде очень много. Потому что на самом деле борьба с коррупцией была обманом. И таких примеров масса.

- Какие?

- После моей посадки работала руководитель областного управления образования Мария Симонова. Со мной трудилась в должности руководителя городского управления образования. Грамотный специалист. 

Она выявила коррупцию среди подчиненных, записала их переговоры о подложных конкурсах с жуликами на диктофон. Передала записи в прокуратуру. В итоге уголовное дело открыли против нее. Марии дали условный срок за незаконное использование записывающих устройств, лишили должности, и она перестала работать в госорганах. А те, кто воровал, так и продолжили работать. 

По сомнительному делу отсидел 5 или 6 лет Владимир Васин, бывший председатель комитета молодежи Волгоградской области.

Ищенко4.jpeg

Евгений Ищенко и верблюд, Африка, середина 00-х


У Музраева, например, не было возможности посадить губернатора. Поэтому он старался бить по окружению. Не понравился Музраеву губернатор Анатолий Бровко. Поэтому под сомнительные уголовные дела попало окружение Бровко. Один из них – руководитель управления внутренней политики Роман Созаруков отсидел около года, но дело развалилось в суде. Другие тоже пострадали. Этим создавался общий негативный фон: мол, какой-то не такой губернатор Бровко, его подчиненные – преступники и т.д.

Ищенко5.jpeg

Евгений Ищенко с супругой Евгенией Атт, середина 00-х.


В 2011 году перед выборами в Государственную Думу, насколько мне известно, Музраев обзвонил руководителей территориальных избирательных комиссий (ТИК) и сообщил: мол, если будут подтасовки – то будут посадки. Результаты «Единой России» на тех парламентских выборах оказались провальными (36,2% - прим. ред.). Затем произошла неумелая попытка «дорисовать» результат ЕР, которую вскрыли. Но это уже была агония со стороны Бровко, который понимал, что его лишат должности за провал на выборах в Госдуму-2011.

Крайне негативно отношусь к любым фальсификациям. Но из-за желания Музраева свалить Бровко в Волгоградской области в 2011 году, вероятно, прошли едва ли не единственные честные выборы без массовых фальсификаций волеизъявления. 

Из-за провального результата Бровко отстранили от должности губернатора Волгоградской области. Это как раз типичный пример манипуляций со стороны Музраева как Спрута. Он был главным действующим лицом на политической арене и при этом не нес никакой ответственности. Конечно, Музраеву помогали коррумпированные сотрудники в силовых структурах. Сам бы он не справился.

- При анонимном анкетировании волгоградского истеблишмента на вопрос: «Кто самый влиятельный политик региона?» неизменно первое место занимал Михаил Музраев, а на вторых были губернаторы – Максюта, Бровко, Боженов. Все так и было на самом деле?

- Да, это правда. Музраев – очень властный человек. Для него власть – это главное. Музраев лично говорил незадолго до моей посадки: мол, что же ты такой наглый, борзый, а до тебя Максюта приходил в ногах валялся. Ответил: «Ни у кого в ногах валяться не буду. Если есть претензии – давайте обсуждать». Музраев начал обвинять: мол, украл из коммуналки миллиард рублей. Сказал: «Вы же в Волгограде живете? Вода из крана течет? Если бы миллиард украли – давно бы её не было, отключили бы электроэнергию Водоканалу за неуплату и всё. То, что в ЖКХ, как и везде воруют – да. Как могу с этим борюсь. Если можете помочь – помогите».

Но ни с какой преступностью Музраев бороться не хотел. На мой взгляд, он сам был главным преступником Волгоградской области. Он ненавидел самостоятельных людей со своим мнением. А Волгоград выглядел привлекательным с точки зрения ресурсов. В том числе и финансовых.

5_музраев2.jpeg

Руководитель волгоградского СК Михаил Музраев, июль 2006 года, через месяц после ареста Евгения Ищенко


В 2003 году, когда меня избрали мэром Волгограда, город был фактически разграблен. Бюджет города составлял 4,2 миллиарда рублей. А долгов – более 2,5 миллиардов. Коммунальщики не получали зарплату примерно полгода.

Буквально после инаугурации через несколько дней увидел тысячи человек перед мэрией с требованием: «Отдай наши зарплаты!». Сказал им: «Ребята, подождите! Решим проблему!» Через два месяца погасили задолженность по зарплате, закрутили гайки.


- Свои личные деньги вкладывали в погашение долгов коммунальщикам?

- Коммунальщикам – нет. В другие сферы бывало что-то вкладывал из личных средств. Но возможности для финансового маневра имелись. В то время у администрации Волгограда был внебюджетный фонд, из которого можно было расходовать средства на срочные ситуации: аварии, ЧП, которые нужно было устранять как можно быстрее.

Ищенко7.jpeg

Предприниматель Евгений Ищенко на стройке в Волгограде, 12-этажный дом на 7 Ветрах ул. 8-я Воздушная д.14 а, 2019 год. 


- Как формировался внебюджетный фонд?

- В основном за счет отчислений со строек. Такое решение было принято еще в 90-х годах депутатами Волгоградской городской Думы во времена мэра Юрия Чехова. Тогда решили, что от любой коммерческой стройки 12% должно передаваться городу или деньгами - во внебюджетный фонд, за расходами из которого следила контрольно-счетная палата и депутаты. Этот внебюджетный фонд давал гибкость, так как трудно было менять городской бюджет под возникающие ситуации. Проблема в том, что на момент моего прихода фонд на бумаге существовал, но денег в нем не было.

Ищенко8.jpeg

Евгений Ищенко с семьей, 2018 год.


- Почему? В Волгограде ничего не строилось?

- Я сам видел кучу документов и могу сделать вывод, что строители с помощью взяток обходили требование отчислять 12%. Сначала они брали обязательства об отчислениях 12%. Затем, когда сдавали дома в эксплуатацию, то либо ничего не платили, либо платили намного меньше – 1-2%. Мои строительные компании в полной мере отчисляли 12% во внебюджетный фонд и таким подавали пример другим. Я как мэр со своей стороны начал контролировать этот процесс.

dd0c2c27-81fc-4069-96ca-bc8303b78f1a.jpg

Инаугурация мэра Волгограда Евгения Ищенко, 2003 год


- У вас до избрания был бизнес в Волгограде, а потом заняли пост мэра города. Ну вы же, наверное, продолжали заниматься бизнесом?

- Нет. Банально было некогда. У меня была строительная компания, которая строила жилой дом. И были люди, которые занимались этим. Они не получали каких-либо преференций. Получали земельные участки на общих основаниях. Когда меня сажали, то перетрясли все документы, пытаясь найти злоупотребления. Но не нашли.

- Но вас обвиняли, что вы пытались дать преференции компании «Тамерлан», которая начала продвижение магазинов «Пятерочка» в Волгограде…

- В Волгограде было четыре торговые сети: «Радеж», «Магнит», «МАН», «Пятерочка». Мои друзья развивали проект «Пятерочки». Позже мне вменяли, что злоупотреблял и чрезмерно помогал «Пятерочке». Можно поднять судебные документы. Если бы это действительно так, то меня бы осудили по другой статье. За патроны мне дали год, а потом еще добавили штраф 5 тысяч рублей за незаконное участие в предпринимательской деятельности.

Мне все-таки вменили, что я участвовал в предпринимательской деятельности на посту мэра, но это более легкая статья, чем злоупотребление полномочиями. Если бы было доказано, что я предоставляю кому-то преференции, срок был бы большим. Обвинение выдвинули, но не смогли ничего доказать. 

Как может администрация города помочь торговой сети? Сдать в аренду больше муниципальных помещений, предоставить больше земельных участков и не штрафовать за нарушения. Мы взяли статистику по этим показателям и выяснилось, что в этой четверке сетевых магазинов «Пятерочка» везде занимала вторые-третьи места. После изучения этих документов и статистики предъявленные обвинения в злоупотреблении полномочиями для помощи «Пятерочке» рассыпались в судебном процессе.

Ищенко6.jpeg

Предприниматель Евгений Ищенко с сотрудниками сети "Покупочка"


- Считается, что недовольными в экспансии «Пятерочки» были волгоградские владельцы «Радежа» и «МАНа»…

- Ничего плохого не могу сказать про Юрия Сударева («Радеж»). Прекрасный бизнесмен. Если были какие-то спорные вопросы, то мы их решали. Андрей Воробьев («МАН») - амбициозный человек, который много «схематозил», уклонялся от уплаты налогов, нарушал законы. На мой взгляд, Воробьев был частью преступной системы. Можно платить налоги и не платить взяток. А можно наоборот – «оптимизировать» налоги незаконными схемами и откупаться от проверок, чем, по всей видимости, долгие годы занимался Воробьев.

Воробьев очень сильно обиделся за один случай. По этому поводу его брат Алексей давал против меня показания. Смысл следующий. Это примерно 2005 год. Был земельный участок на Спартановке. Его выделили крупному строителю Анатолию Якунину. Акционер «Пятерочки» Дмитрий Синюков договорился с Якуниным. Синюков заплатил деньги за то, что Якунин от выделенной ему земли отрезал кусок под магазин Синюкова.

Но эта земля находилась в аренде. И формально Якунин отказался от этого участка (естественно, за деньги), а администрация выделила этот участок Синюкову. И вот когда Якунин отказался от участка, а мэрия выделила Синюкову, то пришел Алексей Воробьев и сказал: мы тоже хотим этот участок. Ответил ему: «Неправильно поступать, как ты предлагаешь. Сходи к Якунину и договорись, чтобы он тебе отрезал». За это Андрей Воробьев сильно на меня обиделся. 

Не считаю, что поступил неправильно. Но можно посмотреть на эту ситуацию с другой стороны и вспомнить - сколько земельных участков незаконно получил «МАН», когда мэром стал Роман Гребенников?

6_гребенников.jpg

Мэр Волгограда Роман Гребенников, победивший на выборах в мае 2007 года после отречения от поста мэра Евгения Ищенко


- А как Михаил Музраев относился к Роману Гребенникову?

- На мой взгляд, Музраев активно двигал Гребенникова к власти. Он был для них «свой парень». Гребенников сейчас может что угодно говорить про Музраева. Вполне допускаю, что сейчас Гребенников его не любит. Как мне кажется, Музраев держал мэра Гребенникова на «коротком поводке». Как он всех умел держать.

- Большинство обвинений рассыпались в суде и вас приговорили к одному году тюрьмы за незаконное хранение боеприпасов. Что за история с патронами?

- У меня был карабин «Тигр». На него было официальное разрешение. Хранил дома, выдал при обыске. Вместе с ним были 93 охотничьих патронов. Силовики патроны изъяли, все расстреляли и дали заключение, что они были боевые, а не охотничьи.

Повторную экспертизу отказались проводить, потому что в процессе первой экспертизы все патроны отстреляли. Пули улетели, а гильзы охотничьих от боевых ничем не отличаются. Сделали такой финт ушами.

Также, согласно их документам, они нашли каких-то три бронебойно-зажигательных патрона. Откуда взялись – не знаю. Могли подменить или подкинуть – не знаю. Это легло в обвинение о незаконном хранении боеприпасов. И год, который отсидел, получается, отсидел вот за эти патроны.

3ecdd0de-5753-42ed-a9d6-3f03991d0096.jpg

Мэр Волгограда Евгений Ищенко с ветеранами, середина 00-х


- Как на посту мэра решили проблему с наполняемостью городского бюджета?

- Во время моего руководства добился, чтобы в разы стали больше выделять земельных участков под строительство и инвестиционные проекты. Не помню точных цифр. Условно, например, до меня выделяли 50-70 участков в месяц, то во время моего руководства – 300. В разы больше.

Мы создали специальное управление инвестиций, которое выполняло функции «одного окна». Его возглавил Павел Кутищев. По запросу предпринимателей это управление совершало всю работу по оформлению документов на землю. 

В чем сейчас проблема? Она известна. Я же тоже сейчас предприниматель. Для получения земельного участка нужно пройти 5-6 инстанций. И ты можешь первую-вторую-третью пройти, а на четвертой споткнуться, а ты уже потратил силы, деньги и т.д. Это все риски. 

И мы сделали для помощи предпринимателям так называемую прозрачную систему «одного окна». То есть, с одной стороны мы с них собирали 12% во внебюджетный фонд (позже по требованию прокурора его закрыли и деньги шли напрямую в городской бюджет), а с другой стороны – помогали предпринимателям.

- После вас система «одного окна» закрылась?

- Конечно! Никому прозрачная система оказалась не нужна. Снова начались подковерные договоренности. И от выделения 300 участков в месяц скатились обратно к 50-70. И вновь весь процесс стал окутан коррупцией. 

Во многом благодаря прозрачной системе «одного окна» и постоянным отчислениям удалось увеличить городской бюджет с 4,2 до 7,3 миллиардов рублей. Поэтому мы могли делать многое из того, что стояло без движения годами. 

Те же ремонты школ, больниц, жилого фонда, дороги. Что-то зашевелилось. Деньги с небес не берутся. Никто мне их специально не давал. Кстати, городу удалось практически полностью рассчитаться с долгами. 

На момент моей посадки общая задолженность составляла 0,4 миллиарда рублей, а при начале работы – более 2,5 миллиардов рублей. Сейчас долги администрации Волгограда, наверное, превышают 10 миллиардов рублей. Город-герой Волгоград – банкрот на самом деле.

Еще мы набрали обязательств на 1,5 миллиарда рублей. Что это означает? Выделили земельные участки, подписали инвестиционное соглашение и должны были передать городу 12% от объема строительства. Если все суммировать - это 1,5 миллиарда рублей.

После моей посадки эти деньги украли. Город ничего не получил. Это делалось элементарно. Подписывалось другое дополнительное соглашение. Допустим, инвестор должен перечислить 20 миллионов рублей. Подписывалось соглашение, что он попал в трудную историю и поэтому перечисляет 200 тысяч рублей вместо 20 миллионов. Многие оригиналы договоров вдруг «затерялись».

Ищенко9.jpeg

Евгений Ищенко и митрополит Волгоградский и Камышинский Герман


Тогда понимал, что эта сфера представляет большой интерес для банды во главе с Музраевым. Поэтому на всякий случай откопировал. Когда вышел на свободу, то не сразу понял, что новый мэр Волгограда Роман Гребенников – часть этой системы. И отдал ему мешок копий договоров со словами: «Роман, если что-то пропало – можешь эти копии взять и потребовать деньги в бюджет». 

Но и этот мешок пропал. Можно проверить: наверное, в лучшем случае 5 процентов поступило в бюджет от этих 1,5 миллиардов рублей.

Видимо, кто-то за откаты чтобы «потерять» документы получил сотни миллионов рублей. Это серьезные деньги. Тот же Роман Гребенников, как многие знают, сейчас состоятельный человек, который ни дня не проработал предпринимателем.

Возможно, в том числе подаренный мешок с копиями договоров позднее монетизировался в состояние следующего за мной мэра Волгограда Романа Гребенникова.

- 6 мая 2006 года вас задержали. Но полномочия мэра Волгограда сложили только в октябре, находясь все это время за решеткой. Формулировка: не хочу делать заложниками жителей Волгограда перед отопительным сезоном. Что происходило за эти полгода? Может, что-то выторговывали и не складывали полномочия мэра?

- Я ни с кем не торговался. Уверен, на должность и.о. мэра Волгограда претендовал мой заместитель Андрей Доронин. Он когда-то работал у меня юристом. Пригласил его работать в Волгоград из Москвы. 

Доронин меня предал. Он – неглупый специалист, способный юрист. Просто как человек – гнилой человек. Как я понимаю, Доронин очень близко сдружился с Музраевым, с Зубковым. Как заместитель он курировал архитектуру, землю – денежные направления.

И Роланд Херианов, который меня предал, тоже грамотный юрист без всяких сомнений. Мое предположение: скорее всего, Доронина когда-то «посадили на поводок» - то ли взятку задокументировали, то ли еще как-то. 

Думаю, в конце 2005 года он попал в зависимость от банды Музраева. Да, я где-то за ним не углядел. Но в нормальной ситуации, когда твой заместитель преступник, то силовики должны его вычислить и посадить. 

В ненормальной ситуации – твоего заместителя вычисляют и сажают на крючок, на поводок, а затем пытаются посадить тебя или манипулировать тобой. В этом и беда. И очередное доказательство, что система власти в Волгограде была прогнившая.

7_ищенко_за_решетко.jpg

Бывший мэр Волгограда Евгений Ищенко на суде, 2007 год


- А сейчас? Прогнившая?

- Я не знаю.

- Тогда продолжим про те времена.

- У меня появились подозрения, что Доронин берет взятки. Отмечу, что сам себе бюджетной копейки в карман не положил и другим не позволял. Примерно в марте 2006 года организовал аудит его деятельности. Конкретных доказательств взяточничества не получил. Но мои подозрения еще больше усилились. 

В Москве встречался с инвесторами, которые с ним подписывали соглашение. Изучал инвестиционные соглашения – это договор, а там ручкой что-то вписано, сильно ухудшающее условия этого договора для города. Это похоже на коррупцию. Встречался с предпринимателями. Но никто не согласился сказать прямо. Предпринимателям опасно такое говорить. 

В итоге возникло острое ощущение, что Доронин сдулся, скис. Поэтому начал его увольнять. Издал распоряжение о его увольнении. Но выяснилось, что он задним числом срочно лег в больницу. Нельзя увольнять из больничного. Съездил в больницу. Он лежал на койке, прикидывался больным. После этого меня тут же позвал Музраев. Я приехал. Он мне сказал в ультимативной форме, чтобы я Доронина не трогал.

Доронин.jpeg

Заместитель мэра Волгограда Андрей Доронин, в январе 2020 года приговорен к 3 годам лишения свободы за мошенничество в особо крупном размере


- К Музраеву все ездили? Не Музраев ездил к мэру города, а вызывал его?

- Именно так.

- Это нормально?

- Смотрите. Все-таки есть муниципальный уровень власти, а есть федеральный. Прокурор города приезжал ко мне, мэру. А к областному прокурору ездил я. Это нормально. Наверное, к губернатору должен был ездить Музраев. Но Максюта ездил к Музраеву сам. Наверное, ощущал свое шаткое положение. Поэтому Максюта ездил к Музраеву и тем самым кормил его тщеславие.

 8_максюта_ищенко.jpg

Губернатор Волгоградской области Николай Максюта и мэр Волгограда Евгений Ищенко, середина 00-х


- Музраев вас вызвал…

- И в ультимативной форме потребовал не трогать Доронина. Я к этому был не готов. Мой заместитель, по моему предположению, берет взятки. А руководитель Следственного комитета вместо того, чтобы бороться с ворьём, начинает мне угрожать. Я продолжил настаивать на увольнении Доронина.

- И в понимании Музраева перешли Рубикон…

- Наверное так, да. После этого, видимо, Музраев мобилизовал свою коалицию. Объяснил, какой я плохой. Но никто мне об этом не сказал. Спрашивал: «Я что-то не так делаю? Объясните мне» Но никто не объяснял. Тот же Кокорин просто говорил: «Уходи!» На мой взгляд, Музраев и компания были организованным преступным сообществом, которое руководило регионом. Я туда не вписывался. И Цукрук туда не вписывался.

Интересна история председателя облсуда Короткова. Он тоже тогда недавно пришел. И поначалу согласился плясать под их дудку. Мужик-то он в общем неплохой. И где-то в 2007 году, наверное, он начал понимать, что делает что-то не то.

Перестал их слушаться. И тут же попал в скандальные истории: на его даче нашли какой-то труп, его служебная машина ночью сбила насмерть бабушку, какую-то тротуарную плитку с центра Волгограда нашли на его даче.

Пошел поток негативной информации. Он отбился от стаи. Но его начали тянуть за эти поводки. Коротков вынужден был уйти в отставку. Об этом он впоследствии рассказывал в интервью «Коммерсанту» - что вынудили уйти.

Ищенко11.jpeg

1 сентября 2016 года. Младшая дочь Соня идет в первый класс. Евгений Ищенко идет "в пятый раз в первый класс"


На мой взгляд, весь судейский корпус тогда был прибит этими ребятами. Ни на какое правосудное решение не приходилось рассчитывать. Не только мне, но и сотням других порядочных людей, которые попали под эту коррупционную машину. Начальника областного ГИБДД полковника Флорида Салимьянова просто убили в тюрьме. И все это сошло с рук. Многих убили.

Во главе всей этой структуры стоял Михаил Музраев. У меня не заладились отношения и с Кадиным. Старался с ним не конфликтовать. Но старался отстаивать интересы города, несмотря на чины и регалии. Возник конфликт вокруг Центрального рынка Волгограда. Если не ошибаюсь, до меня и.о. мэра Волгограда Тюрин сдал его в долгосрочную аренду. 

В личном разговоре Кадин ультимативно потребовал, чтобы город ему этот рынок продал. Ответил: «Хорошо. Если хочешь купить, то купи его по-честному. Давай расторгнем договор аренды. Объявим честный конкурс. Пусть все приходят. Покупай». Кадин говорит: «Нет. Так не хочу. Продай без конкурса». Отвечаю: «Так не получится. Сам в карман ничего не беру. И другим не позволю. Хочешь моими руками каштаны из огня таскать? Так не получится».

 9_музраев3.jpeg

Руководитель СК Волгоградской области Михаил Музраев, середина 00-х.


- Михаил Музраев постепенно становится историей. Но еще недавно его имя боялись произносить вслух и когда намекали на него в разговоре, то щурили глаза. Настолько велик был страх. Почему силовики, чиновники, бизнесмены соглашались ходить под ним? Почему они смотрели на Музраева как кролики на удава и добровольно лезли к нему в пасть?

- Потому что Музраев и был удавом. Все видели, как он съедал пачками этих кроликов. Элементарно боялись. Ну и большая часть волгоградского истеблишмента вписывалась в ту жизнь. А я был отчасти чужеродным для них элементов. Наполовину волгоградец, наполовину москвич. 

Я уехал из Волгограда в 15 лет – в 1988 году. Не был крепко связан с местными элитами. Мне в этой истории жалко не элиты, не тех кроликов, которых съели. Мне жалко горожан, которые из-за этих ребят очутились в городе с отрицательной селекцией и нарастающей депрессией в экономике и других сферах. Мы со своей командой старались отстаивать интересы города. 

В моей команде было много порядочных людей, которые работали на развитие Волгограда. Но когда начались массовые посадки, то много талантливых волгоградцев уехало из города-героя. 

Многих встречаю в Москве, за рубежом. Люди в какой-то момент поняли, что в Волгограде – безнадёга. В Волгограде стало неуютно и душно. В такой обстановке развитие города невозможно. 

Мой бывший заместитель Константин Калачев как-то сказал, что Музраев повернул развитие города вспять. И это действительно так. В том, что Волгоград из светлого города на Волге превратился в депрессивный – во многом заслуга Музраева и таких, как он. 

Музраев был заинтересован, чтобы на ключевой пост мэра города был поставлен свой человек. На мой взгляд, Роман Гребенников на какое-то время таким человеком для Музраева стал. Он тоже был на поводке. Не думаю, что был от этого счастлив. Но, как говорится, с волками жить по-волчьи выть. Но я так не хотел.

 10_калачев.jpg

Заместитель мэра Волгограда Константин Калачёв, середина 00-х


- Из мэров Волгограда, которые были после вас, кого бы вы выделили как эффективного управленца, который что-либо мог сделать для города?

- Никого. Даже если бы у них было желание, то не было никаких возможностей. Если бы кто-то из них начал что-то реально делать в интересах города, то кончил бы так же, как я. Они люди разумные. И понимали это. Мой пример был перед глазами. Поэтому мэры больше имитировали деятельность, чем что-то делали. Вот Волгоград таким и стал. 

А мы старались, хотели изменить жизнь города к лучшему. Хорошо стартовали. Много единомышленников, хороших людей. Невероятный драйв созидательной работы. Но все это обломалось. Волгоград сейчас мог быть совсем другим городом.

Ищенко12.jpeg

Евгений Ищенко с супругой Евгенией Атт, июль 2016 года


- Что произвело самое большое впечатление в жизни?

- На меня огромное впечатление произвел некролог в Госдуме на смерть депутата Льва Рохлина (убит в 1998 году – прим. ред.). В том созыве мы оба были депутатами. С ним почти не общался. Несмотря на то, что оба из Волгограда. Обычно в Госдуме вешают фото ушедшего из жизни депутата с текстом: родился, учился, женился и т.д. 

WhatsApp Image 2020-03-25 at 20.03.23.jpeg

Лев Рохлин (справа)


У Рохлина не было некролога. Только его цитата: «Если за Россию не бороться – она погибнет». Когда прочитал – прямо мороз по коже. Тронуло до самой глубины души. Это стало моим жизненным девизом. Когда и депутатом был, то нажил себе массу врагов, не лоббируя своих интересов.

- Например?

- Как депутат Госдумы входил в комиссию, которая расследовала широко известные залоговые аукционы. Там всех купили с потрохами – и коммунистов. И все признали, что все было нормально. Единственным, кто был против, оказался я. 

И в документах есть мое особое мнение, что залоговые аукционы считаю незаконными. Хотя меня тоже здорово окучивали.

Голосовал за импичмент Ельцина. Из 52 депутатов фракции ЛДПР за импичмент проголосовали я и депутат Гусев. Потом нас за это исключили из ЛДПР. Считал, что страна под управлением больного Ельцина катится в бездну.

Был конфликт с ЮКОСом еще до посадки Ходорковского. И правильно сделали, что его посадили. Ходорковский пытался приватизировать Госдуму. Платил всем фракциям. Когда в Госдуме обсуждались какие-то законы, затрагивающие интересы ЮКОСа, то депутат Юлий Дубов (сейчас в Израиле – прим. ред.) дирижировал купленными депутатами поднятием большого пальца руки вверх или вниз. 

Причем это происходило в том числе и против решений правительства РФ. Если правительство что-то хотело, а ЮКОС не хотел, то Дубов просто поднимал руку и решение не проходило. И наоборот.

Конец 90-х. Нищая страна. Шла речь об экспортных пошлинах на нефть. ЮКОСовцы взяли и ограничили правительство в принятии этих пошлин. Я же в пику ЮКОСу стал автором другого законопроекта, который давал больше полномочий правительству. И правительство РФ его поддержало.

Юкосовский депутат Дубов позвал меня в кабинет. И начал, как на бандитской разборке, угрожать. А я занимался боксом. И еле удержался, чтобы не ударить его по голове. Потому что мне очень не нравились эти люди и то, что они делали. Но угрозу воспринял реально и купил бронированный мерседес, который до сих пор стоит в гараже. На нем год ездил. На всякий случай.

Они же убивали людей. В 90-е многих убивали. Но одно дело бандитские разборки, когда бандиты друг друга убивают. Это тоже плохо. Но кошмар, когда убивают мэра Нефтеюганска, который требует выполнения налоговых обязательств. Это совсем другое. Вот ЮКОСовцы были способны и на это. 

У меня не было никаких иллюзий по поводу этих ребят. Я не вел себя, как политик. А действовал согласно жизненным принципам. Думал, что не один я такой. И есть еще люди, которые будут этому противостоять. Иначе никогда не будет ничего хорошего в нашей стране.

 11_ищенко_савченко.jpg

Депутаты Евгений Ищенко и Олег Савченко, начало 00-х


- Чем запомнился депутат Ищенко? Открытый противник Ельцина, борец с залоговыми аукционами, раздражитель могущественного ЮКОСа. Что еще?

- 2000-й год. Путина только избрали. И он не контролировал ситуацию. Он стал мощным Путиным года через три. С помощью правильных рычагов, команды. Планировалась серьезная афера. У России были большие долги, а денег не было. Последефолтные годы. 

Премьер-министр Касьянов придумал программу «обмен долгов на инвестиции». Звучит странновато. Вообще-то активы меняются на активы, а пассивы на пассивы. Долги на инвестиции – что-то очень чудесно. Он выступал по телевидению. Шла активная подготовка к общественному мнению. 

Мы были должны около 28 млрд немецких марок (тогда еще не было евро). И планировали передать Германии акции «Газпрома» - потому что денег не было на выплату долгов. «Миша 2 процентов Касьянов» начал в СМИ кампанию по подготовке общественного мнения – отдать «Газпром» немцам. 

А я как раз на тот момент проталкивал через Госдуму законопроект. Чтобы Госдума контролировала крупную приватизацию. И в бюджете 2001 года удалось принять так называемую «сотую поправку», где я в тексте прописал обязанность правительства крупную приватизацию и отчуждение согласовывать с Государственной Думой. А они проморгали эту поправку. Бюджетный процесс сложный и эта поправка прошла. И это был эффект взорвавшейся бомбы. Бюджет принимается в четырех чтениях, а поправка уже прошла в третьем. 

И поэтому в четвертом чтении 100 поправку просто так убрать уже было нельзя. Нужно было отклонять весь бюджет целиком. Разворачивать целый бюджет ради этой поправки? Меня вызывали в правительство. Прессовали.

- Чтобы отозвал поправку?

- Да. Они уже понабрали всяких обязательств. Были крайне недовольны. Но я стоял на своем. Бюджет прошел финальное чтение…

- Газпром остался российским…

- А меня причислили к разряду сумасшедших, которым непонятно что нужно.

- Что думаете по вашей посадке в 2006 году?

- Никто в Кремле меня сажать не хотел. С годами это стало понятно. Никаких персональных претензий ко мне не было. Убивалось местное самоуправление как таковое. Эту ситуацию понял «теневой губернатор» Музраев. Убрал неугодного градоначальника, поставил своего ручного мэра и раздербанил то, что мы копили, собирали.

- Какими главными делами на своей родине в Волгограде гордитесь?

- Построил храм Иоанна Предтечи. Это хорошее дело. Людям нравится. В город великолепно вписался. Второе. В команде нашей мэрии работало много прекрасных людей в условия вроде унылой безнадеги, в которой находился Волгоград до 2003 года.

Вот с 2003 по 2006 год нашей работы это были годы бурного роста. Не только экономического. Годы интересной работы. Годы праздника. И мы показали, что если будет соответствующая поддержка, то все будет и все можно сделать. Можно решить любую проблему, если её решать. А не забалтывать, как обычно делают. 

Мы тогда показали, что можно решать проблемы города и общества за очень короткой период времени. Притом, что у меня изначально были плохие отношения с губернатором Максютой, силовиками. И в этой тяжелой обстановке…

03-02_1-—-копия.jpg

Церковь Иоанна Предтечи в Волгограде, улица Краснознаменская 2


Знаете, иногда читаю комментарии в Фейсбуке, Телеграме. Пишут: мол, Ищенко на посту мэра сам не воровал, но окружение у него такое-сякое, что не справился с тем-то и тем-то.

Ребята! Я вышел на баррикады с небольшой кучкой людей. И то, что нам дали по башке (смеется), а нас общественность не поддержала… Это беда этой общественности. А не наша.

Тюрьма. Да бог с нею. Я вышел оттуда только сильнее. Я-то себя прекрасно чувствую. У меня есть жена, дети. Я - обеспеченный человек. Путешествую по миру. Занимаюсь любимым делом.

Я-то себя пострадавшим не чувствую. Искренне пытался что-то поменять. И у меня бы получилось. Если бы была поддержка. Видимо, всему свое время. А сейчас это не важно. Не вписался тогда в тот расклад. Да и, наверное, люди особо не верили. Про меня же писали тогда много мусора и чернухи. Осознанно писали. Нагнеталась дикая истерия.

Уже никто и не вспомнит. Но примерно за неделю до моего ареста мэрию штурмом брала группа «рассерженных горожан».

- Такое сейчас вообще невозможно…

- А тогда было. Человек 50 ворвались со стороны улицы Советской, где вход в здание городской Думы. Милиционеры отошли в сторону. Так называемые «рассерженные горожане» поломали мебель. Стукнули какого-то депутата. Устроили погром.

Горсовет.jpeg

Митинг у мэрии Волгограда, после которого милиция расступилась, а крепкие молодые ребята разгромили здание мэрии, май 2006 года, за неделю до ареста Евгения Ищенко. На плакате надпись: "Горсовет стал содержанкой Ищенко, в отставку продажных депутатов!"


- Какие требования выдвигали?

- Никаких. Это был спровоцированный нашим криминалитетом выступление, поддержанное силовиками. Если бы силовики не отошли, тут же бы ОМОН приехал и всех повязал. Тут же нет. Отошли. Это был погром органа муниципалитета. И никто на нашу защиту не встал.

Вопрос: а зачем мы всем этим занимались? Ради кого? Ради чего? К сожалению, когда люди разумные это поняли… Осознали, что на баррикады никто больше не лезет…

А вы-то сами? (стучит кулаком по столу) Что сделали?! Чтобы за вас боролись? Что сделали?!..

Люди, которые разочаровались в этой истории, к сожалению, покинули Волгоград. Печально.

- В августе 2019 года вы писали заявление в ФСБ с просьбой перерасследовать ваше уголовное дело. Что-то изменилось с тех пор?

- Нет. У меня есть мой гражданский долг. Когда Музраева задержали и предъявили терроризм…

- Михаил Кандуевич Музраев стал единственным террористом в 2019 году в Волгоградской области.

- Да. Мне потом следователь объяснил, что покушение на жизнь государственного лица (губернатора) является терактом. Меня пригласили дать показания. Важный момент для меня. Чтобы так больше не повторялось, мы должны дать правильную оценку тому, что произошло. Да, американцы посадили Аль Капоне за неуплату налогов. Хотя правильнее было посадить его за многочисленные убийства, которые он организовывал. И в этом случае будет правильно, если в приговоре Музраеву будут отражены моменты злоупотреблений полномочиями. Потому что он ими активно злоупотреблял. В свою выгоду злоупотреблял. Манипулировал. Надо чтобы суд дал этому оценку.

Движения пока нет. Знаю, что еще около 10 человек подали заявления. Такие же незаконно осужденные. Это и Цукрук, и глава Городище Санеев – у него была такая же беспредельная история.

- Осенью 2006 года, когда вы находились под арестом, в Волгограде в гостинице «Октябрьская» случайно попал на мероприятие, где ваша супруга Евгения Атт на последних месяцах беременности собрала людей и собирала подписи в вашу поддержку. Потом посадили вашу тещу за какие-то дела в мэрии. Как жена и теща пережили это?

- Жене пришлось очень нелегко. Она боролась, билась, хотя уже была беременна сыном Антоном на позднем сроке. А Музраев вместе со следователем Денисом Никандровым (ученик Музраева, вел дела Ищенко и Цукрука, в 2018 году осужден на 5,5 лет по взятке в коррупционном деле авторитета Шакро Молодого - прим. ред.). И вот они оба – Музраев и Никандров – страстно желали, чтобы я признал свою вину. Они взяли и посадили мою тещу. На всякий случай. Сфабриковали против нее уголовное дело.

1472390629_0_3_2199_1250_1036x0_80_0_0_d29d4da9243cff624e93bd4c90fef830.jpg

Следователь Денис Никандров за решеткой по делу о взятке в 0,5 миллиона евро от "вора в законе", 2018 год

 

12_ищенко_за_решеткой2.jpg

Подсудимый Евгений Ищенко (2006 год). Его дело ведет следователь Денис Никандров (на фото выше)


- Тещу посадили как должностное лицо?

- Это была моя ошибка. Теща возглавляла какое-то время МУП «Ворошиловский рынок». К моменту избрания мэром Волгограда МУП «Ворошиловский рынок» существовал. Только Ворошиловского рынка у него не было. Как обертка без конфетки. Образно говоря, конфетку из обертки вытащили и уже в рот положили. А я ее изо рта обратно вырвал и положил в обертку.

- Каким образом?

- Во время и.о. мэра Тюрина этот рынок продали группе товарищей за 600 тысяч рублей. Незначительная сумма для такого объекта даже тогда. Цена двухкомнатной квартиры в Волгограде в тот момент. Соответственно, я как мэр возбудил арбитражные процессы. 15 судов, что ли. Года полтора-два шли все эти суды. Решения о передаче признали незаконными и рынок вернули в собственность города. То есть у МУПа появился этот рынок. 

Нужен был технический человек, который бы подписывал исковые заявления в арбитраж. И этот же человек не должен был бы делать ничего предосудительного. Такого человека на горизонте не было. 

И я назначил свою тещу – Елену Александровну Атт. Конечно, сделал глупость. Но я живой человек. И тоже совершаю ошибки… Мы тогда много судились. Очень много. И юридическое управление под руководством Херианова не справлялось с валом судов. Пытались много чего вернуть. Что-то получалось, что-то нет. И так как юристы мэрии не успевали везде, то мы заключали договора с юридическими фирмами и платили им за то, что они будут разбираться и работать по этим искам. 

За Ворошиловский рынок судилась фирма, которой за полтора-два года работы по договору выплатили 2 миллиона рублей. Это не огромная сумма. Реальная стоимость рынка тогда составляла минимум 200 миллионов рублей. Считал, что это разумная трата. Теща не имела к деньгам никакого отношения. Она подписывала договоры, платила за эти юридические услуги. 

Когда возникла задача давления на меня, то надавили на эту юридическую фирму и заставили их дать лживые показания, что якобы они эти деньги за свою работу получали по безналу, а потом отдавали теще. Этого точно не было. И, конечно, теща изначально отказывалась от этих обвинений. Чистой воды оговор. 

Но ее арестовали и посадили в СИЗО. Возникла ситуация – жена на пятом-шестом месяце беременности, муж в тюрьме, мама в тюрьме. Ситуация тяжелая. Шансы доносить ребенка 50 на 50. Мне Музраев предложил сделку: я признаю вину, а он выпускает тещу. Я пошел на эту сделку. Озвучил так называемое частичное признание вины, а потом от этого в суде отказался. 

На чаше весов – родится ребенок или нет. Музраев и тогда обманул. Тещу выпустили. Месяца два побыла на свободе, а потом суд ее снова посадил. В итоге областной суд приговорил ее к условному сроку. А я заставил тещу, когда ее привели на встречу со мной в следственное управление: «Елена Александровна, соглашайтесь». Поэтому она признала вину, сама себя оговорила в том, чего не делала под давлением обстоятельств. Конечно, это противно. 

Но это нормальный метод работы Музраева. Он его испытал не только на мне, но на многих людях. Например, я сидел в одной камере с бывшим начальником Фроловского РОВД подполковником милиции Сергеем Кобылянским. Когда его прессовали и Музраев заставлял сознаться в том, чего он не делал, а он не соглашался, то возбудили уголовное дело на его умирающего от рака отца, тоже ветерана МВД. Привозили больного отца в наручниках, показывали Кобылянскому и говорили: давай признавайся или твой отец будет умирать в тюрьме. Немножко гестаповские методы. 

Чтобы не было иллюзий, как действовали эти люди. Конечно, моей супруге пришлось очень и очень трудно. Но она молодец! Выдержала. Родился сын Антон. Растет. Все хорошо. Не всегда приходится выбирать между плохим и хорошим. Иногда приходится выбирать между плохим и очень плохим.

- В 1990-х годах выступали с заявлениями, где прослеживались как бы сейчас сказали националистические нотки. За русских, за православие. Между тем, ваша супруга Евгения Атт – не смог найти какой национальности…

- У нее много намешано. Она сама не знает (улыбается). Объясню. Я – культурный националист. В нормальном понимании – патриот. Я люблю свою Родину. Очень русский в душе человек. Хотя у меня есть украинские корни, для меня украинец, белорус – это все равно русский. Не делю этот единый народ. Печально, что живем в разных государствах. 

Сильно переживаю за то, что происходит на Донбассе и считаю это гражданской войной. Мне это очень неприятно. Мы живем на этой большой территории, люди разных национальностей в едином культурном пространстве. Люди не выбирают себе родителей. Это не заслуга. И не является недостатком. Это дано свыше. Поэтому у меня нет никакой ксенофобии, чтобы я не любил какие-то национальности. 

Мне не нравятся люди других культурных традиций, которые живут среди нас и не желают вписываться в нашу культуру и традиции. Да и не только мне. Если, образно говоря, кавказец ведет себя прилично в обществе, то никаких вопросов никогда к нему не будет. Они точно такие же граждане нашей страны. Но если они наши традиции нарушают и ведут себя как варвары – это проблема. Причем, я встречал людей по виду абсолютно русских, которые по культуре нерусские. 

Например, много раз ездил в Узбекистан и встречал голубоглазых светловолосых ребят, которые родились и выросли там. Это узбеки. Они по-русски говорят с акцентом. Живут полностью в узбекских традициях. 

И наоборот есть азиаты или кавказцы, которые живут и ведут себя по-русски. То есть, важно культурное пространство – язык, культура, история. Это нужно ценить. Это нас объединяет. Нельзя допустить, чтобы это пространство разваливалось на кусочки. 

В глобальном понимании русский народ разделили на три части – Россию, Украину, Белоруссию. Мы чувствуем эти проблемы и их последствия. Я сторонник нашего общего мира и культурного пространства, частью которого являюсь. Это для меня ценно.

- А что с религией?

- Я православный человек. Мой отец – священник. Но спокойно без фанатизма все воспринимаю. У меня не кризис веры, но определенные антиклерикальные настроения. Когда при советской власти церковь была гонима – там были в основном светлые, искренние, глубоко верующие достойные люди. На них хотелось равняться.

Когда церковь пригрета государством и стала частью государственной машины, то церковные служители превратились в бюрократов. Но есть еще более худшая стадия. Если церковь сама станет государством, то станет инквизицией. Как, например, в Иране. Я так не хочу. Это беда. И Европа это проходила. 

В Русской православной церкви по-прежнему немало достойных людей. Но определенные изменения в отношении к церкви у меня произошли. Думаю, не только у меня.

- Вы объездили много стран…

- Более ста.

75bd7079-f71e-417d-b4af-b87f49604458.jpg

Евгений Ищенко и актер Олег Табаков, середина 00-х


- Какой увиденный успешный опыт можно было бы внедрить, на ваш взгляд, в России?

- Я много раз был в Китае. Кстати, в начале декабре прошлого года – в городе Ухань, когда там начиналась вспышка коронавируса. Слава богу, все обошлось. Был там только в аэропорту. Прилетел, два часа побыл там и улетел дальше. Но разговор не об этом. Китай для меня очень интересен как пример бурного, взрывного роста. 

Первый раз туда поехал в 1993 году. Это была нищая страна с нищими людьми. Тогда приехал в город Сиань. Его можно назвать аналогом Волгограда, если сравнивать с Россией. Пекин тогда был другим городом. Ну и понятно – это столица. По нему трудно судить. Сиань – это древняя столица Китая. Там находятся много достопримечательностей. Терракотовое войско недалеко от этого города. Там много исторических вещей. Меня именно это интересовало. 

В 1993 году это был город построен из аналогов наших хрущевок, только 4-этажные. Я сам в такой хрущевке вырос в Дзержинском районе на проспекте Жукова (тогда улица Историческая). Весь многомиллионный Сиань тогда был застроен такими хрущевками. 

Один светофор на весь город, который показывали, как достопримечательность. И раз в полчаса в центре города проезжал автомобиль. Миллионы велосипедистов. Видел гордого генерала, который сидел в люльке мотоцикла, а солдат за рулем. 

Каждый третий взрослый мужчина был одет в военную форму. Но не потому, что он военнослужащий. А потому, что когда-то служил. Ему отдали эту одежду, и он её много лет носит. В заплатках и т.д. Нищета.

В следующий раз попал туда в 2010 году – через 17 лет. Абсолютно другой город. Ни одного старого здания не увидел, кроме исторических построек. 20-30-этажные дома. Машины. Светофоры. Прилично одетые люди. Удивился, что за какие-то 17 лет китайцы преобразили не Пекин, а всю страну.

- А за счет чего?

- За счет себя. Люди. Только люди. Люди захотели. Организовались и сделали.

- Люди? Без китайской коммунистической партии?

- Компартия Китая – это люди. Одни люди во главе с Мао Цзэдуном устроили резню, где погибло 40 миллионов человек. Другие люди в другое время точно с таким же названием компартии Китая взяли и из руин превратили страну в лидера экономики, в мировую державу.

- У нас же тоже страна преобразилась…

- А у нас преобразилась меньше. Во многом благодаря людям. И в том числе «отрицательной селекции» как в Волгограде. Если достойных людей сажать по тюрьмам, а жуликов продвигать – то чему удивляться?

- Какие ваши активы остались или появились в Волгоградской области?

- У банка «КОР» недавно отняли лицензию. Банк ликвидировали, со всеми рассчитались. По-скотски поступили. Когда начали в Центральном банке откровенно придираться, то спросил: «Если маленькие банки не нужны – то скажите, я сдам лицензию». Хитрые отвечают: «Мы вам не можем такого сказать». В Волгограде у меня есть строительная компания, строит жилые дома. 

Магазины «Покупочка» - их знают, они развиваются. Работал консервный завод. Но с ним все плохо. На этот сезон консервный завод запускать не будем. Все плохо по причине того, что в стране падают реальные доходы населения. Из-за этого меняется структура потребления пищи. Люди начинают экономить. 

Занимался свиноводством и знаю, что у свиноводов большие проблемы. Люди со свинины переходят на более дешевую курицу, например. Дальше на макароны. Консервация, вроде, недорогая. Но не является продукцией первой необходимости. Без нее спокойно можно прожить – калорий-то немного. Потребление падает. Конкуренция растет. Консервный завод убыточный, и до лучших времен подождем.

- Лучшие времена наступят? Доходы населения вырастут?

- Когда-нибудь вырастут, и будет спрос.

ищенко13.jpeg

Евгений Ищенко с семьей на Волге


- Эпоха Музраева завершилась потому, что он устарел? Или потому, что на его пути появился губернатор Андрей Бочаров?

- В том числе. По совокупности обстоятельств. И в головном федеральном ФСБ, и в администрации президента спокойно, внимательно наблюдают, что происходит в регионах. Не резко делают выводы, не сразу. Но то, что делал Музраев, за многие годы накопилась критическая масса. На него писали жалобы и Бровко, и Боженов, и многие другие. Это все копилось-копилось. Последней каплей, наверное, сыграл нынешний губернатор Андрей Бочаров.

- Почему?

- Он сам по себе человек геройский. Точно подкладываться ни под кого не будет. Судя по его прошлому. Он не такой гибкий как Максюта, например. Офицер. Со всеми плюсами и минусами. Такой, какой есть. Как говорится, два орла в одной клетке долго ужиться не могли. Музраев зарвался, ему нужно было вовремя понять и уйти. Но Музраев, как предполагаю, решил, что и нового губернатора сможет сожрать. С прошлыми же получалось. Почему нет? Но не получилось. Нашла коса на камень.

- История с поджогом дома Бочарова правдоподобна?

- Да. Вполне похоже на методы Музраева. Но не того человека хотели испугать. Мне кажется, все обстоятельства сложились вместе. И наступил конец истории Музраева.

- Если бы у вас была возможность в режиме «пейджера» отправить послание Музраеву, что бы ему передали?

- Мне нечего ему сказать. Нечего. Это безусловно небесталанный человек. Но, к сожалению, все его способности были направлены в негативное русло. Надеюсь, когда-нибудь он хотя бы раскается в том, что наделал. Но это вопрос спасения его души. Сугубо личный. Пусть делает, что хочет. Мне нечего ему сказать.

- А если бы встретили других людей – скажем, Доронина или Херианова? Что-то бы им сказали?

- Мне нечего сказать и им.

- Не поздороваетесь?

- Нет, конечно. Я их встречал. Они пытались поздороваться, но я не здоровался. Для меня не существует этих людей. Лет пять или шесть назад у Доронины были какие-то проблемы. И он посчитал, что я создаю ему эти проблемы. Он мне позвонил и начал мне выговаривать. 

Ответил: «Андрей, для меня тебя как человека на существует. Я тебе не мщу, не имею отношения к твоим проблемам. Но ты – редкая свинья, а со свиньями общаться не хочется никак. Поэтому больше не звони мне и не порть мне настроение». Вот примерно так. 

Все тайное становится явным. Всякий человек, совершивший что-то плохое, рано или поздно ему вернется. Мы это видим. На примере того же Музраева, Никандрова, Доронина и других. 

Они вполне себе это заслуживают. Не испытываю злорадства. Не хочу реванша. Не хочу сплясать на чьих-то костях. Вовсе нет. Очень важно правильно сделать выводы. Чтобы нового такого Музраева у нас не появилось. Это же соблазн.

В обществе должны быть механизмы, не допускающие возникновения и развития этих спрутов и упырей. И тогда такое общество будет развиваться. А для того, чтобы такие механизмы возникли – надо делать работу над ошибками.

 13_херианов.jpg

И.о. мэра Волгограда Роланд Херианов, 2006 год.


- Представим, что снова стали мэром Волгограда с широкими полномочиями, без помех в виде Музраева и других. Что бы вы захотели сделать или изменить к лучшем?

- В одну реку нельзя войти дважды (длинная пауза). Не хочу быть больше мэром Волгограда. Нужно работать, засучив рукава, честно решать массу накопившихся проблем. Я уже делал эту работу один раз. Это тяжелая неблагодарная работа. Чистил уже раз эти «авгиевы конюшни». 

Город в 2003 году, когда принял пост мэра, был примерно в таком же убитом состоянии, как и сейчас. Никто спасибо не сказал. Еще и в тюрьму посадили (смеется). 

Нужно и чтобы сознание у людей поменялось. Чтобы люди хотели что-то менять. Если местное самоуправление вернется, снова появится в нашей стране, то тогда найдутся такие же люди, которые поверят в себя и сделают эту работу не хуже, чем я. Найдутся. Если дать такую возможность. 

Выборы хотя бы верните! Выборов нет! Что такое сити-менеджер? На что он способен?

- Какой бы совет дали юношам и девушкам из Волгограда, вашей родины? Что посоветует 47-летний состоявшийся успешный человек, прошедший через огонь, воду и медные трубы?

- Для начала они должны определиться: кто они? 

Для меню люди делятся на две категории: те, кто хочет что-то изменить, за что-то бороться. И на тех, кто хочет устроиться в этой жизни. 

Нужно понять: кто ты? Если активный, дерзкий то советы такие. Бороться, искать, найти и не сдаваться! Верить в себя. Учиться, трудиться. Быть оптимистом. Жить –дышать полной грудью. Таких людей немного. Это трудный, сложный, но интересный путь.

Остальных не осуждаю. Но и посоветовать ничего не могу. Расскажу анекдот. Звонит Мойша Абраму: «Абрам, ты уже устроился?» «Нет. Пока работаю».

- Теперь у вас судимость. Но постоянно возникает вопрос. Многие помнят эпоху Ищенко. Ностальгируют. Люди интересуются: Евгений Ищенко вернется в политику? Если не хотите быть мэром, то может как депутат?

- Думаю над этим. Нет окончательного решения. До выборов достаточно далеко.

Ищенко10.jpeg

Евгений Ищенко и Олег Дерипаска на вечеринке "Базового элемента"


- Впишитесь в нынешние реалии?

- Это неважно. Если это будет нужно людям. Нужны будут такие депутаты. Тогда впишусь. Если не нужны, тогда я не пойду никуда.

- Решение примете чуть позже?

- Ну, конечно. Я же пытался в 2016 году пойти на выборы. Сначала от партии РОСТа. Потом как независимый кандидат. Меня просто не зарегистрировали. И всё. 

Если бы это вдруг сопровождалось выступлениями возмущенных граждан, то тогда бы, возможно, зарегистрировали… 

Но никто не потребовал. Значит, и не надо. В песне группы "Несчастный случай" есть такие строки: «А если Отчизна тебя не просила? Зачем ты полезла на траншеекопатель?» (смеется).

Вот и всё!

Отчизна, в моем широком понимании, это и люди государственные, наделенные властью. Отчизна – это и простые люди, которые выражают свое мнение голосованием. Все вместе они – Отчизна. Если не нужно это никому не будет, то зачем? Это лишено смысла. Тогда ты городской сумасшедший.

- История мэра Евгения Ищенко – это история предательства?

- Объясню. Никогда не было политиком. Политик – человек, который понимает: как устроены процессы, идет по этому фарватеру, бежит впереди паровоза, размахивая руками, делает вид, что им управляет. Я в какой-то степени романтик. Мне очень повезло. Оказался в начале 90-х в нужное время в нужном месте с нужными людьми. С такими же молодыми и способными.

- МДМ-Банк?

- Да. Сейчас бывшие менеджеры занимают много ключевых постов.

- В начале 90-х на старте образования МДМ-Банка журналисты спросили вас и Андрея Мельниченко (соучредитель МДМ-Банк – прим. ред.): «Чего хотите добиться?» Мельниченко ответил, что хочет заработать миллиард долларов…

- И заработал! (состояние Мельниченко в 2019 году оценивали в 15,9 миллиарда долларов – прим. ред.)

- А Евгений Ищенко тогда ответил: «Я хочу изменить мир». Получилось?

- (смеется) Я пытался! Пока не получилось. Но верю, что это возможно.

- Мир оказался сильнее?

- Дело в другом. Мир делятся на разумных и неразумных людей. Разумные люди понимают: как устроен мир, идут в фарватере, подстраиваются под него. Неразумным людям не нравится, как устроен этот мир, и они пытаются его изменить. 

Однако из-за того, что существуют такие неразумные люди – существует прогресс. В начале 2000-х уже был успешным человеком и хотел этим успехом поделиться со своей Родиной. 

Потому что в момент моего личного подъема моя Родина, моя страна, которую страстно люблю, на моих глазах приходила в упадок. 

И я как мог за нее боролся.

- Вы счастливый человек?

- Да.

 b41375a6-a21e-4653-bd7c-92ed982339a2.jpg

Мэр Евгений Ищенко с сотрудниками мэрии Волгограда, середина 00-х


Беседовал Дмитрий Носков, редактор сети "Блокнот" в России и Молдавии (20 филиалов).


В материале использованы фото из личного архива Евгения Ищенко, фотографа Геннадия Гуляева и редакции «Блокнот Волгоград».

Новости на Блoкнoт-Волгоград
Евгений ИщенкоВолгоград
32
6

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое