Волгоград Четверг, 18 апреля
Общество, 31.03.2024 21:24

Уникальная для мира выставка картин ребенка с синдром Дауна открылась в Волгограде

В Волгограде живет юный художник, картины которого не могут оставить равнодушными тех, кто смыслит в искусстве. 15-летний Андрея Якимов внес вклад в абстракционизм. Работам талантливого подростка посвящена выставка в музее Машкова «Дар любви». О том, как мальчик с синдромом Дауна стал творить шедевры, «Блокноту» рассказал отец художника Алексей.

В семье Якимовых четверо детей, каждый из которых отличается своим талантом, в том числе и рисованием.

Смотрите видеорепортаж: 


— Старшему сыну Григорию 23 года, Андрюше 15 лет, старшей дочери 14 лет и младшей 9 лет. Старший сын заканчивает магистратуру в Политехническом университете, но он рисовал в детстве комиксы, делал игры. Но когда стал учиться, как-то все «иссушилось». Сейчас он мало рисует, в основном учится и готовит научные работы. Также сейчас преподает в Политехе.



Старшая дочь — Маруся — пишет уже третью книгу. Это романы, которые опубликованы на «Литресе». Их озвучивали руководитель молодежного волгоградского театра Игорь Мишин и еще их озвучивала Алевтина Пугач — это известный чтец из Москвы. Маруся рисует также иллюстрации, делает анимации. Акриловыми красками она написала ряд больших работ. Поэтому, можно сказать, что она тоже рисует.

У Лизы — младшей дочери — есть серия японских гравюр, достаточно интересная. Она увлекается более мелкими и тонкими работами, она тоже рисует.



 Алексей и сам не равнодушен к искусству. Но, как признается, не получал удовлетворение от собственных картин. Что касается его супруги Анны, то она 5 лет назад начала рисовать копии известных работ. В художество втянута вся семья.

— И вот, с прошлого года стал рисовать Андрей. Начал писать картины он еще с раненого детства, мы эти картины собирали, на выставке представлена одна из самых первых его работ, которой около 8 лет, но, как-то все не получалось. В августе 2023 года у старшей дочери не получалась одна большая работа, и мне пришла в голову в мысль, а почему бы не натянуть этот подрамник Андрюше, и оставались краски и кисти. И он в этот день нарисовал свою работу вечером. Мне эта работа очень понравилась. Я, когда увидел его работу, сразу понял, что до этого таких работ не видел нигде. Это было что-то совершенно новое. Вот эта новизна меня поразила. Какая-то грандиозность замысла, причем эта работа была абстрактная. Обычно, когда рисуют или дети, или люди с инвалидностью, они рисуют то, что они видят: кораблики, солнышко, деревья, людей, лица. А здесь была абстракция — это меня очень сильно удивило, поэтому я решил, что ему нужно дать возможность рисовать дальше, чтобы посмотреть, как все это будет продолжаться. Я начал покупать ему холсты, потому что воодушевился его успехом. Оказалась, что все его работы были нее менее мощные.


В зале музея находится большое количество картин. Можно предположить, что эти работы создавали годами, но нет, Андрей нарисовал их всего лишь за несколько месяцев.

— Здесь представлена треть работ, просто остальные не поместились. Андрюша за полгода их нарисовал. Он очень системный человек. Я ему покупаю эти холсты, и он рисует каждую работу вечером. Некоторые работы он рисует полчаса, некоторые час. Рисует одну работу в день. Если бы был какой-либо перерыв, не факт, что он после этого перерыва снова вернулся к рисованию. Для того, чтобы его не сбивать, я использовал эту волну. Я покупаю холсты, краски — он продолжает рисовать.
Андрюша говорит на своем языке, он называет себя «худож», «много работ, я красавчик». Он трудился, в день писал по одной работе. Были, конечно, перерывы, но максимум 2-3 дня. Большая часть работает дома. Я придумал систему хранения: либо на стене я их прикрепляю, либо сворачиваю рулонами.

Как картины стали целой выставкой?

— Я настолько воодушевился Андрюшиными работами, что стал писать во все музеи России. Это действительно какое-то неимоверно свободное, уникальное творчество, которого я до этого практически не видел. Я писал в Третьяковскую галерею, в Эрмитаж, «Гараж», во все известные музеи, в том числе музей Машкова. Мое письмо увидела директор музея Варвара Сергеевна Озерина. Она сказала заниматься этими работами. Позже к нам приезжала домой заместитель музея Ольга Петровна Малкова с Еленой Лучкиной — это человек, который занимается направлением инвалидов. И они сказали, что на них это то же произвело большое впечатление, они то же были в каком-то шоке и восторге. Сказали, что нужно делать большую выставку. И вот, мы начали искать, кто будет делать подрамники. Нам помог «Лукойл», благодаря им смогли реализовать этот проект. Мы бы сами, конечно, этого не осилили.

Какие дальнейшие планы поставил перед собой Алексей?

— Я и дальше отправляю письма. Я считаю, что эти работы должны появиться в Третьяковской галерее, должны появиться в крупных музеях Москвы, Эрмитаже. Эти работы практически человечество видит впервые. Этих структур абстрактных, которые здесь представлены, практически никогда за всю историю человечества не видел. Как мне сказала знакомая: «Теперь мы можем увидеть мир их глазами». Основатель центра помощи детям с синдромом Дауна, когда увидела эти работы, сказала: «Теперь я знаю, что моя вся 20-летняя деятельность была не напрасной».

Алексей уточняет, что коммерческой цели он не преследует. Более того, он ни за какие деньги не продаст работы сына, ведь тот дарит каждую работу отцу при ее готовности.

Как пришли к принятию диагноза?

— Про то, что у Андрюши синдром Дауна мы узнали в тот момент, когда он родился. До этого вся беременность протекала нормально, и мы про это ничего не знали. Для меня, конечно, это был шок, и для жены особенно. Как будто из пулемета мне в грудь выстрелили — вот такое было ощущение. Даже, когда мы забирали ребенка, обычно — это праздник для людей, здесь это в целом была атмосфера трагичного события. Потом его положили в центр реабилитации, был множественный порок сердца. Были моменты, когда он лежал в кроватке, дышал, и я думал, сейчас он умрет или через минуту. Все было трагично.

Я сразу почувствовал, что он не просто как инвалид, а прежде всего он человек, который как-то близок мне. Взаимная связь давала силу для преодоления всех трудностей. Эта выставка показывает, как сказала Магнитская, что все это было не напрасно. Это действительно был иногда и трудный путь, потому что нужно было принимать правильные решения для того, чтобы его спасти от тяжкого недуга.

Эта выставка наполнена светом любви и радости, которая, по сути, пронизывает всю наш жизнь. Этот свет дал возможность не просто сохранить этого ребенка, а дальше вместе с ним жить, чтобы это была настоящая семья, чтобы он чувствовал себя счастливым человеком. Это кстати одна из основных мотиваций, почему я стал делать выставку. Чтобы какая-нибудь мама посмотрела, что существуют такие картины, что их нарисовал ребенок с синдромом Дауна, и чтобы в тот момент, когда она принимала решение, отказаться или не отказаться от этого ребенка, она бы сказала «нет, конечно, я не откажусь от него никогда». Художественная ценность — это тоже немало важный аспект, но это основное для чего проводится выставка.

Как особенных детей поддерживает государство?

— Государство, конечно, оказывает поддержку. Андрюша получает пенсию. Мы можем гулять спокойно в парке, у нас достаточно добрая, свободная страна. Есть Волга, есть город большой, хороший. Андрюше здесь нравится. Мы ни при каких условиях не собираемся переезжать. Все нас устраивает, мы живем рядом с парком, этого достаточно, чтобы быть счастливым.

Также Алексей уточнил, что окружающие всегда с теплом относились к Андрею. Он ходил в обычный детский сад, затем специализированную школу. В любом коллективе Андрей излучает некий свет, который озаряет всех присутствующих. Именно этой энергией и пропитаны работы юного, но невероятно талантливого художника.

Беседовала Диана Раздорских

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волгоград»
в Телеграм.

Подписаться

ВолгоградАндрей Якимовхудожник
0
0