Волгоград Понедельник, 17 июня
Общество, 10.03.2022 17:21

Волгоградке предложили дождаться «нормализации» и потом прийти к врачу

Сегодня 73-летняя волгоградка Светлана Плешакова лежит дома. По словам ее сына, в начале этого месяца его маме в больнице имени Фишера в Волжском поставили страшный диагноз — онкология. Женщина пробыла в учреждении с 26 февраля по 6 марта. Потом ее выписали. Алексей утверждает, что его мама по факту сейчас осталась с болезнью один на один, без полноценного лечения и помощи. Личные обращения сына в поликлинику к онкологам какого-либо результата не возымели.

- Мы пока так и лежим, как 6 марта нас выписали, на этом все, - тяжело вздыхает мужчина. За все эти дни он до сих пор не получил самого главного ответа на свой вопрос от врачей: можно ли хоть как-то поддерживать маму.

Алексей рассказал «Блокнот Волгоград», что после выписки из больницы в Волжском и постановки диагноза «рак» его маме выписали целый список обезболивающих - всего шесть препаратов. Четыре из них идут как обезболивающие, один из них парацетамол, в том числе в общем списке оказалось снотворное:

- Выписали уколы Кеторол, противосудорожное Карбамазепин, Сирдалуд — что-то вроде снотворного, возможно, чтобы больше спала, и Трамадол — при онкологии его назначают как обезболивающее. Он идет строго по рецепту. 6 марта ее выписали и только 9 после обеда, после праздников, я смог получить этот препарат.

Алексей после обеда вчера днем пошел за рецептом в поликлинику по месту жительства мамы, это на Тракторном, потом еще в одну, где есть онколог, общался с врачами:

- Терапевт говорит, что все должен давать онколог, онколог говорит, что пока я ее не увижу, как я дам...Пришлось объяснять, что не могут ни привезти маму, ни принести — ничего, человек лежит. Онколог отвечает, что ничего не знает, ему нужно видеть больного. И все. Потом я опять вернулся сюда, вроде, в положение вошли, взяв карту, выписали Трамадол, я его получил бесплатно. Но с 6 по 9 мама была на Кетороле и Баралгине — все, что доступно в аптеке без рецепта.

До середине февраля Светлана немного, с помощью ходунков, передвигалась по квартире, могла обслужить себя сама. В больнице Фишера лечащий врач, к которому попала Светлана и где ей поставил диагноз, так и не потрудился нормально переговорить с сыном о диагнозе.

Алексей считает, что мама могла из больницы переводом попасть в онкологический диспансер, так было бы намного проще:

- 24 февраля ей совсем стало плохо, и теперь она не может ни встать, ни сесть, ни лечь. Так скорая ее и отвезла в больницу Фишера. Тут сказали так: вам нужен онколог. Стали спрашивать у врача, можно ли как-то с ним переговорить. А он ответил: «Мне некогда с вами разговаривать, я все объяснил, вам нужна онкология». Это он даже маме сказал, а не мне, со мной не разговаривал. Во время обхода я просил передать трубку, хотел спросить, почему ее нельзя в таком состоянии сразу перевести в онкологический диспансер на дообследование, но был ответ, что у врача «своих дел много, разговаривать некогда», на этом все закончилось.

На этом вопрос, каким образом лечить либо поддерживать маму, куда госпитализировать, признается Алексей, у него сейчас «завис». Обратиться к столь нужному онкологу амбулаторно оказалась нереально. Сотрудник 1 поликлиники на Тракторном призвал дождаться у Светланы улучшений, чтобы она она дошла до больницы своими ногами:

- Я вызывал с поликлиники врача, это был дежурный специалист, приходила 7 марта, и она снова повторила, что маме нужно к онкологу. Но онколога в поликлинике у нас нет, нужно ехать в 1, тоже на Тракторном. И там посмотрят документы, выписку, назначат лечение либо выпишут направление. Я приехал к онкологу в кабинет, который открыли. Повторюсь. Здесь выслушали и заявили то, что меня «убило» совсем: «Давайте подождем до нормализации ее состояния, а как нормализуется — придете». Я ответил, что в ее положении нормализация состояния — это смерть, потому что у нее уже есть метастазы, уже сейчас что-то нужно делать, объяснил я. И получил ответ: «Как можно что-то делать, если мы ее не видим».

Алексей не понимает, почему в таком случае его маму не оставили в больнице и, если лечение невозможно, не сказали открыто ему об этом. Врачи в ситуации с мамой поступили нечеловечно — откровенно заявил волгоградец:

- Я взрослый человек и понимаю, что есть заболевания, которые не лечатся, но вы скажите об этом, что лечить нет смысла — я пойму. Я не буду кричать и биться в истерике, ругаться, но так как поступили в больнице Фишера, просто выкатили на каталке, попросив забрать, это отношение, как к скоту.

За Светланой Плешаковой на дому теперь ухаживают и дают препараты сыновья — по очереди Алексей меняется с братом, отпросившись с работы:

- В понедельник думаю снова обращаться к участковому врачу по месту жительства, в конце-концов требовать. Ведь это нечеловечно, я считаю, сидеть и ждать, пока она умрет. Да, это должно когда-то случиться, но я хочу знать, что делал все, что мог. Мама мне говорит теперь: «Не трепи себе нервы, проживу, сколько смогу». А я не могу по-другому...Считаю, что ее хотя бы должны отвезти в онкологию и нормально обследовать, может, она и не будет уже ходить, но...все-таки страшно в нашей стране болеть. Элементарной помощи не получить.

В региональном комитете здравоохранения на вопрос, какая помощь была предложена Светлане Плешаковой, «Блокнот Волгоград» ответили, что женщина была направлена к онкологу по месту жительства:

- Пациентке проведено обследование, выставлен диагноз. Пациентка направлена к онкологу по месту жительства. В выписке из стационара указано рекомендованное лечение: названия препаратов, частота приёма и дозировка. Отметим, что лечение в дальнейшем может корректироваться профильным специалистом. Выписка обезболивающих препаратов осуществляется в поликлиниках ежедневно, в том числе в выходные дни. Для этого необходимо обратиться к дежурному терапевту, либо же к дежурному администратору (телефон горячей линии указан на сайте и стендах в медорганизации). В комитете здравоохранения работает круглосуточная горячая линия по вопросам обезболивания. Горячая линия по вопросам обезболивания (8442) 59-85-75 (круглосуточно).

В начале этого года волгоградка Наталья рассказывала о том, как спасала мужа Сергея Транкова с язвой желудка и панкреатитом, у него случился приступ. Скорая привезла его в больницу Фишера, где волгоградцу в госпитализации отказали, Сергей с болями был вынужден вернуться домой на такси.

Волгоградцы и волжане не первый раз сообщают о сложных ситуациях, с которыми сталкиваются в больнице Фишера.

Ирина Рассказова

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волгоград»
в Телеграм.

Подписаться

ВолгоградновостилюдижителиТракторныйбольница Фишерановости Волгограда10 марта Волгоград новостионкология Волгоград помощь
2
0