Волгоград Пятница, 01 марта
Общество, 27.02.2022 21:05

«Возили концертные программы в Сирию»: откровения волгоградского шоумена Константина Бубнова о работе со звёздами эстрады

Константин Бубнов мог стать известным футболистом, а стал известным композитором, исполнителем и продюсером. Оказывается, что тяжелые спортивные травмы, не смертельные, конечно, для кого-то становятся настоящим благом. А вся жизнь состоит из множества случайностей. 

Волгоградец Константин Бубнов уже давно стал известным композитором. Если взять примерную треть, а то и четверть, то список только из имен, с кем сегодняшний герой «Блокнота Волгограда» сотрудничал и продолжает работать (это только кто много лет на слуху) будет выглядеть так: Валерий Леонтьев, Алиса Мон, Михаил Шуфутинский, Ирина Понаровская, Сергей Куприк, Полина Гагарина, Доминик Джокер, группа «Ван Моо», Тимати, Ирина Дубцова, группа «Плазма», Сергей Даль и многие другие. 

– По юношам, мы это знаем, вы подавали большие надежды в футболе…

– А как могло быть иначе, если мой папа играл за команды мастеров – «Трактор» (Волгоград) и «Энергию» (Волжский), а затем был тренером команд Волжского, Камышина и дальше всю жизнь был связан с футболом. Конечно, я почти бредил футболом и занимался очень серьезно. Как и все пацаны того времени мечтал пробиться в состав «Ротора». И шанс пробиться, если не в любимую команду, но в профи, конечно имел. Уже будучи военнослужащим срочником, а служил я в Москве, меня нашли тренеры дубля «Локомотива». И вот они договорились с командованием, что бы меня отпускали на тренировки и игры. Но через некоторое время у меня случился разрыв связок. А едва оправившись от этой травмы, получил перелом голеностопа. Два месяца провалялся в «Бурденко». После этого, в неполные 20 лет, с футболом пришлось заканчивать.


Молодой футболист

– А музыка была вашей второй любовью после футбола?

– Моя бабушка по материнской линии Анна Германовна Вишневская, играть могла на любом музыкальном инструменте, кроме духовых. Наверное, передалось это мне через кровь. А еще отец частенько играл со мной и моей сестрой в такую игру: он говорит строчку, а мы должны следующую в рифму. Развивались таким образом. И под гитару я с четвертого класса уже сочинял какие-то свои первые нелепые песни из трех аккордов, которые умел брать. 

Попутно поступил в музыкальную школу по классу саксофона, по наставлениям бабушки и родителей и от большой любви к Владимиру Кузьмину. Здесь я узнал все о нотной грамоте. И хотя футбол тогда все равно оставался номером один в моей жизни, параллельно всё лучше и лучше осваивал и игру на гитаре.

– Итак, перелом ноги перевел вас из футбола в музыку.

– Не совсем так. Пока лежал в больнице, а время приближалось к дембелю, думал – куда двигаться дальше. Наверное, подвигли способности отца – он легко мог написать заметку в газету и публиковался не только в волгоградской прессе, но и в самом «Советском спорте». Вот я решил двигать на факультет журналистики в МГУ. Тут еще раз должен добрыми словами вспомнить свое командование – вступительные экзамены начались раньше демобилизации, так меня отпускали на них. Считаю, что потом случилась очередная случайность в моей жизни – я поступил. 

– Но, насколько известно, непосредственно журналистом вы не проработали и дня.

– Это точно. Жизнь могла сложиться совсем по-другому, если бы я не был знаком с земляком Валерой Юриным. А мы с ним вместе в армии служили. Мое поколение, родившихся в 60-е, должно его помнить в первую очередь как обалденного гитариста на танцплощадках Красноармейского района. В свое время его Алла Пугачева приглашала к себе в «Рецитал»…  



Костя Бубнов и Валера Юрин в армии. Юрин позже станет известен как участник группы «На-На» первого состава.

Сдав первую сессию, я приехал домой – каникулы. Тут заявляется Юрин одетый так, что даже у любого москвича того времени слюни бы потекли. Под винишко, за беседой, заявляет мне, что уже договорился с Бари Алибасовым, чтобы меня взяли в группу «Интеграл», где Валера уже работал. Конечно, в ответ я ему, что я не бешенный, я в МГУ учусь, а не в шараге какой-то и так далее…

Вечером пришла мама и вставила Валере по полной. А тот как вкопанный стоит на своем: «Наталья Дмитриевна, он должен ехать в Саратов, у него много песен готовых и он будет звездой!». «Наступление» Юрина длилось еще два дня. В итоге я «сломался» и, сказав маме: «Я просто сгоняю только посмотреть», рванул с Валеркой в Саратов, где «Интеграл» базировался. Познакомились с Бари Алибасовым, а через сутки мы уже ехали на гастроли. С очень маленькими перерывчиками гастроли продолжались полтора года. 

– Дома появиться было не страшно?

– Боялся, конечно. Но когда я приехал домой и отдал свою первую зарплату 700 рублей (оставив и себе кое-что на карманные), мама несколько подобрела. Безусловно, она была в шоке. Имея зарплату 124 рубля (а в то время это нормальные деньги), держать 700. В общем, расставание с МГУ было как-то пережито. Хотя вспоминалось это потом не раз.

– Из «Интеграла» почему ушли со временем? Ведь условия были весьма-весьма.

– Если честно – хотело петь. Бэк-вокалистом за кулисами быть надоело. Хотелось быть на сцене и исполнять свой материал, которого в группе было предостаточно. Кстати, в «Интеграле» к этому моменту уже работала Марина Хлебникова, с которой мы очень здорово подружились и до сих пор дружим, и Женя Белоусов. Я понимал, что моей мечте не сбыться. Несколько раз с Бари Каримовичем на повышенных тонах говорили – мне хотелось хотя бы песню сольную. Он в отказ. И однажды я решил свалить из группы. Юрин, кстати, отговаривал. «Каримыч» предлагал стать директором группы, но я ушел. 

– И вы вернулись в Волгоград.

– Да. Здесь примкнул к группе «Бюро находок», которой в то время занимался ныне уже ушедший от нас Дима Мещеряков. Уровень – любительский, но багаж, хоть и небольшой был. Еще у меня было готово несколько песен, которые в «Интеграле» не показывал. Решили сделать программу и рискнуть получить место в местной филармонии. В итоге, в ресторане «Нептун» мы накрыли поляну, пришла комиссия, послушала наши песни, и скоро мы были профессионалами.

Давали концерты на заводах, в дворцах культуры, ездили по области. Причем в это «перестроечное время» мы имели возможность петь свои песни. Буду не скромен – в основном, мои. Ездили и в большие командировки. Например, после ужасного землетрясение в Ленинакане – Спитаке – Кировакане. Нас туда отправили, чтобы мы выступили перед ликвидаторами последствий и местными, уцелевшими жителями. 



1995 «Бюро находок». Константин Бубнов и Олег Почепцов

– В то время в Волгограде были три ведущих коллектива. Кроме вашей команды, группы «Хозяин ключа» и «Например». Конкурировали?

– Не думаю, что это можно назвать конкуренцией. Только мы работали от филармонии, а все остальные команды шли своей дорогой. 

– А вы лично в то время стали еще и музыкальным бизнесменом?

– Было дело. Имел лучший в городе аппарат – во Дворце спорта. Привозил в  Волгоград звезд эстрады первой величины, организовывал концерты. Сотрудничал с местными радиостанциями. Но все равно за восемь лет как-то пресытился этим. Тесно стало. Это притом, что уже несколько моих песен пели известные исполнители…

Еще когда я был в «Интеграле», познакомился с Валерием Леонтьевым и его женой Люсей. Она была не только супругой, но и директором Валерия. Дома как-то записал новую песню – «Не напоминай о себе». Решил ей и другие свои работы показать Валерию Яковлевичу. Созвонились с Люсей, поездом передал ей кассету. И потом, на «Первом канале», в музыкальной передаче «Зодиак» в исполнении Валерия Леонтьева песня «Не напоминай о себе» прозвучала. В декабре Люся меня вызвала в Москву, и мы с Леонтьевым на «Звуковой дорожке» выходили на сцену и получали премию…

Кстати, можно найти данные, что автор слов Михаил Герцман. Но демо-кассете, конечно, был мой текст. Однако Валерий много лет тесно работал с Герцманом. Тот послушал, что-то подправил, и все дела. Мне об этом честно сказали – я в обиде не был.

– Восемь лет отработав с «Бюро находок», вы поехали в Москву. За успехом?

– Честно скажу, я не мечтал о столице. Но очень хотелось Большого творчества. В Москве, как не крути, простора больше  и перспектив тоже. К тому же я и так туда ездил частенько. То по делам, то по записям моих песен с кем-то из артистов. В одну из поездок была еще одна случайность, наверное, счастливая в моей жизни – на одной из записей моей песни меня заметил Александр Кутиков из «Машины Времени». Он к тому времени сам был очень востребованным продюсером, имел свою шикарную студию записи. Он-то меня и пригласил к себе. У него в это время записывалась Ирина Салтыкова. Александр попросил меня поруководить процессом записи. Было немного странно и удивительно – как это мне, руководить процессом в студии легенды? Но приступил, так скажем, и вроде всё получилось.


С Александром Кутиковым

В 1998 году предстояла запись нового альбома Ирины Понаровской. Тогда стало окончательно понятно, что нужно переезжать в Москву. Жить на два города физически уже невозможно.

Наверное, несмотря на локальные успехи в Волгограде, по большому счету, я состоялся в Москве. Тут и семья моя стала полноценной (улыбается). Старший сын хоть и родился в Волгограде, но второй и третий – уже в Москве. И в творчестве здесь сделал заметный прорыв. Словно весь мир у ног лег.

– Что у вас нового за эти ковидные времена?

– За последние три года, что мы с вами не виделись, много чего произошло... Записал и выпустил новый альбом – «Grand Mersi», в который вошли два дуэта с замечательной певицей Алисой Мон. Очень хороший получился – рекомендую.



Дуэт с Алисой Мон

– Еще мы стали часто вас видеть в правительственных программах...

– Ну не так часто как хотелось бы! К 23 февраля и 9 мая 2020 года сделали серьезную работу. С Денисом Майдановым и Сергеем Войтенко записали песню (трио) «Танкист-летёха», где мы с Денисом пополам авторы музыки и слов! Также на песню «Танкист-летёха» сняли шикарный клип, где я был режиссёром и постановщиком. Отдельное спасибо Минобороны РФ за танки и полигон. Очень крутая и душевная работа получилась!


   

Кадр из клипа

– Вы перепели гимн космодрома «Восточный»! Это как?

– Это случайно получилось! Вот в очередной раз убеждаюсь, что моя жизнь прямо напичкана счастливыми случайностями. На день космонавтики позвонили от Дмитрия Рогозина и попросили вместо Дениса Майданова спеть... Все остались довольны.

– А как у продюсера, что нового происходит?

– Как продюсер провел юбилейный концерт комендатуры Москвы в театре Российской армии, юбилейный концерт Войск РХБ РФ. От Росгвардии и Минобороны с Алексеем Огурцовым четыре раза возили концертные программы в Сирийскую Арабскую Республику за что был награжден государственной наградой от РФ и САР.

– Как там в Сирии?

– Всё нормально! Мы там очень крепко стоим!

– Стреляют?

– Стреляют. Но сейчас потише, чем четыре года назад! Хмеймим, Дамаск, Катана, Гута – много, где там для наших мужиков пришлось выступать. Пел новые песни. Душевные и благодарные слушатели! Я на такие концерты еду, как правило, с одной гитарой и пою свои новые и старые песни. Как-то так. 



Концерт в Сирии

– Что из новых проектов делаете?

– Пишу новые песни для нового проекта Shukher bpothers («Братья Шухер») с замечательным профессионалом-продюсером, аранжировщиком Михаилом Пятышевым. Современная танцевальная музыка. Мы её шутя называем «Евро Дэнс Шансон» (улыбается). К концу года добьем альбом. А синглы можно послушать на всех интернет площадках.

– Когда в Волгоград с концертом приедете?

– Когда позовут! Очень хочу! Однажды, даже уже гитару поковал... но не сложилось. Думаю, все передряги всей страной переживем и приеду!

Беседовал Сергей Алексеев  

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волгоград»
в Телеграм.

Подписаться

  Тема: Лица города  
Константин Бубновволгоградкомпозиторинтервьюлица города
1
1