Волгоград Воскресенье, 24 октября
Общество, 11.10.2021 16:01

«Нет ничего скучнее, чем играть просто хорошего человека»: Вероника Куксова

Одна из ведущих актрис Волгоградского муниципального Молодежного театра Вероника Куксова родилась в Камышине в семье военного и экономиста-бухгалтера. Сегодня она поделится с нами о своем пути и еще больше о себе. И о том, что мы не знали.

– Интересно, а что было до того, как слово «актриса» вошло в ваш обиход, в вашу жизнь? О каких профессиях мечтали в детские и молодые годы?

– По детству и не помню. А вот по рассказам мамы, когда я была маленькой, любила с табуретки читать стишки. Не выговаривая треть букв, я читала родным и гостям всё, что знала. И мне важно было не просто внимание мамы из цикла приласкай меня, а внимание публики! Но это я помню крайне слабо. А вот первые впечатления, которые меня потрясли, были в Одесском оперном театре. От внешнего вида, от золотых лестниц, до кресел зала и гениальной музыки. Опера «Аида» – я плакала… А потом еще органный концерт… Театр меня потряс!

– А как же школа? Домоводство, кройка и шитьё. Что-то другое? Ничего не «цепляло»?

– Ну почему же – была мысль стать водителем троллейбуса. Я хорошо шила. Но в школе продолжилось всё сценическое. У меня неплохо получалось, и меня на все праздники, по поводу и без, отправляли на сцену. И Мухой-Цокотухой я была, и кем только не была. В старших классах пела и играла на ионике в ВИА.

– Ансамбль не «Молодость» случайно?

– Не помню, к сожалению.

– В общем, сцена звала сильнее всего остального вместе взятого?

– Да. И я понимала – что-то происходит между мной и зрителем и получается какой-то кайф, который не описать.

 

– Понятно, следствие такой «движухи» – поступление в институт искусств. Легко поступили?

– Поехала я поступать в Воронеж. Мама очень волновалась, боялась отпускать меня одну и поехала вместе со мной. А главное, я упустила момент, что перед первым туром здесь еще есть предварительное прослушивание. И только прошедших эту стадию допускают до вступительных экзаменов.

– Упустили поступление?

– Почти. Прямо с поезда, с чемоданами доехали до института, чтобы узнать, что там меня ждет, а тут прослушивание. И по времени остается нет ничего! Короче запустили меня последней! Всё прошла в итоге успешно. Плюс, чисто по-творчески, буквально влюбилась в худрука нашего курса Германа Меньшенина. Потом выяснилось, что он двоюродный брат Олега Ефремова, что придало еще большего «величия» в моих глазах.

– Почти у каждого студента бывает момент, когда он вот прямо буквально в шаге от того, чтобы бросить институт. Признавайтесь, было такое?

– Конечно, было! В принципе, все шло довольно гладко. Мне давали задания, я вроде выполняла. Нареканий не было. Но и лишнего не делала. Иногда мне кидали упрек, что довольствовалась хорошим, но всего одним этюдом на заданную тему. А кто-то пытался творить и делал 5 разных. Удачных и неудачных. Но якобы вот они в творческом поиске… И вот однажды я должна была показать «место действия». Я придумала историю, как мне кажется красивую. Что я нахожусь на старом чердаке, что нашла там сундук, а в нем старое фото прадеда. Всё как бы в паутине… Грамотно пустила слёзы и обрыдалась на сцене… А при объявлении оценок: Куксова – 2 балла! Оказывается само «место действия» не показала. Никто чердак в этом моем творчестве не рассмотрел.

– Ну кто двоек не получал – тот не полноценный студент!

– Ну я пережила настоящий шок. По эмоциям сцены вопросов не было. А вот сам чердак не показала. Не обозначила пространство. Однако «удар» не выдержала. Тут же позвонила маме и сказала, что возвращаюсь домой. Купила билет на самолет и улетела.

– И ушли в «загул»?

– Два дня дома рыдала, страдала, много говорила с мамой. В итоге решила вернуться. Меньшенин вызвал к себе, поговорили по душам. Выговор, конечно, мне впаяли, но разговор сам по себе был хороший. После этого худрук стал называть меня «Мать». Тогда он меня научил следить за собой на сцене, что всё, что происходит, должно быть под контролем. Да, творчество, полёт души, но – всё под контролем. Еще он дал мне почитать про великого актера Качалина. Тот был полностью зависим от вдохновения. Отсутствовало оно, и актер на сцене был совершенно бездарен. А было вдохновение – Качалин был трижды гениален. И никто так сыграть не мог! Но ведь это неправильно. Поэтому Станиславский и написал свою школу. И до сих пор актеры всего мира этим пользуются.

 

– Известно, что на втором курсе к вам в группу влилось несколько ребят, отслуживших в армии. Один из них – Владимир Захаров, ставший потом вашим мужем…

– Да. Нам сказали заранее, что в институт возвращается 6 или 7 ребят. Конечно, всё сразу зашуршало вокруг. Институт-то маленький. Что там – 4 курса, грубо говоря по 20-25 человек?! На первых репетициях сразу стало понятно, что Володя – талант. Прекрасно танцевал.

А примерно через полгода мы стали репетировать «Три сестры». Я – Ирина, он – штабс-капитан Василий Солёный. А там Солёный влюблен в Ирину. И разница между институтом и театром в том, что здесь спектакль «готовится» не три месяца, а несколько лет. Курс – один акт, на втором – другой. Ну и параллельно еще пять произведений… И вот мы репетировали третий акт, где пожар и все такое. И однажды я поняла, что Солёный смотрит на меня не только глазами Солёного! Мне стало интересно, проснулся азарт, думаю «и»…

– Ну и быстро ли это «И» переросло в «О!»?

– Не сразу, но случилось-таки. На Рождество Володя пригласил меня в кино. Фильм был хороший – «Царская охота». Но только для меня. Вова почти весь фильм проспал. Этому есть объяснение. У нас выходных-то практически не было, а новогодние вечера, как обычно, почти все заняты на «подработках» Дедами Морозами и Снегурочками.

Потом всю дорогу я смеялась и подтрунивала над своим кавалером. А он тут возьми еще и поскользнись. Растянулся возле меня, я совсем чуть не умерла от смеха. И тут он собрался, и поцеловал меня! Так мы стали «парой».

Вероника Куксова (2).PNG

– Свадьбу когда сыграли?

– Уже здесь после института. Я много думала: а вдруг это не любовь, а как я буду совмещать театр и семью. Я вообще думала, что первый год после института надо работать и завоевывать себе имя. И не до свадьбы. Но тут все упростилось развалом Советского Союза. Театры стали нищими, время смутное. Молодежь мало где ждали. Распределение уже отменили.

– Прямо вот совсем всё плохо было?

– В театрах месяцами не платили зарплату. У меня было приглашение из Воронежского драмтеатра. Но я поняла, что если я принимаю приглашение, то остаюсь в этом же общежитии, где живут актеры, студенты, педагоги, их дети. Мне эти-то 4 года жизни дались непросто, а тут совсем оседать… Не хотелось

– И оказались в Волгоградском НЭТе?

– Еще по зиме наш друг и одногруппник Игорь Голосовский предложил нам поехать на прослушивание в НЭТ. Вычитал где-то, что театр прогрессирует, фонтан на сцене и всё такое. И мы втроем с Захаровым  поехали. Нам было что показывать, ведь у нас было 5 готовых спектаклей.

Показали мы свои отрывки Отару Ивановичу, но из всей нашей «банды» он сделал приглашение только мне. Сказал, что начинаем работу над «Фигаро» и здесь есть для меня роль – Сюзанна. Сказал даже, что с весны может мне уже положить оклад, хотя мне еще заканчивать институт надо. Но такое предложение, конечно, подкупало.

Куксова (2).jpg

– Неужели отказали Отару Ивановичу?

– Ну как-то я расстроилась, что мальчишкам отказали, хотя я считала, что и Захаров, и Голосовский были прекрасны на просмотре. Фактурные, с внешними данными…

– А в НЭТе, по части мальчишек, в то время была настоящая «бригада»!

– Да. Наверное, это и повлияло. Ну фыркнула. Что я там без ребят? Поехали в Камышин к моим родителям. Там побыли, а потом рванули в соседний Саратов. Нас там смотрел целый худсовет, который в целом был вполне доволен показанным. Но вот худрук как начал орать: «Вы кто такие, вы как себя ведете, вы чего такие наглые?!». Ему не понравилось, что мы на сцене очень свободные. Едем в Воронеж.

– Но всё равно с работой как-то надо было определяться.

– Весной позвонили из НЭТа. Еще раз сказали, что ждут. Сразу предложили «подселение» (к актрисе НЭТа – прим.авт.). А Володе подфартило с Владимиром Бондаренко, который в поисках героя приехал в Воронеж найти такового для ТЮЗа. Вот Захарова он и «нашел».

– Так свадьбу-то когда сыграли, возвращаясь уже к напечатанному?

– Два года отработав в своих театрах, мы наконец, решились на данное мероприятие. И мы нашей дружеской тусовкой, которая собралась еще и с Воронежа, Питера поехали в Камышин. На машинах. Бондаренко на своем стареньком «Москвичке», который остался еще от его отца Владимира Петровича.

Они еще и куклу всю ночь разрисовывали под негра, поскольку у Захарова был длинный черный волос. А сделано это было еще и для того, чтобы «сразить» маминых соседок, которые в наши прошлые визиты считали Захарова за араба!

Расписались здесь в Ворошиловском ЗАГСе, сели по машинам и погнали туда, где уже ждали и Володины родственники, и мои из Челябинска. Два дня мы этой тусовкой там провели очень весело.

Вероника Куксова 11.jpg

– Как вы оказались в Молодежном театре?

– Через год после свадьбы я уволилась из НЭТа. Сыграла в ТЮЗе «Утиной охоте», посотрудничала с московским «Театром Гоголя». А тут уже и первенец скоро должен родиться. И хотя было предложение поехать в Москву, решили остаться дома. Так я и осталась и дома, и в ТЮЗе. Пока не приехал Алексей Серов. Мы сразу выпустили несколько спектаклей, съездили на фестиваль, получили Приз зрительских симпатий. Он же через какое-то время предложил нам создать что-то вроде антрепризы. В то, что нам могут дать помещение – никто не верил. Но всё-таки решились создать что-то свое и получился Молодежный центр на Княгининской.

– Не страшно было?

– Нет. Мы горели театром и мыслили практически одинаково. Потом нас увидели представители власти, полюбили. В том числе и Алексей Васин, царствие ему небесное. Увидев постановку «Еще один Джексон моей жены», он сказал: «Вам нужен Дом»! И повел всех нас к Ищенко – мэру города, потом походили по банкам. Были услышаны, и театр стал муниципальным со своим нынешним помещением в центре города.

– Ваш муж говорит, что его профессия – журналистика, а театр – хобби. А для вас театр что?

– Даже Вова говорит, что Вероника и театр это одно целое. И это не образ жизни. Я вообще против этой псевдотеатральщины в жизни, в семье! Вот часто где-то в магазине или еще в каких местах слышу: «Ой, я представляю как у вас дома…» Да как раз не представляете! Дома у меня всё быстро и четко. Потому, что я знаю: сейчас мне ребенка надо отвести на музыку, потом вечером у меня спектакль… Конечно, это буквально жизнь. Буквально все пропитано и сплетено. Это не богема или что-то еще. Это реальная работа, вплетённая в жизнь.

театр.jpg

– И бросить никогда не хотелось?

– Хотелось. В каких-то порывах. В моменты очередной смены руководителя, например. Тем более были предложения куда выгоднее финансово, но нет. Я здесь!

– По профессии вы работаете тогда, когда большинство людей отдыхает после работы. А когда и как отдыхает вы? Не считая отпуска, конечно.

– Не знаю, как объяснить. Мне по кайфу, например, встретить дочку с «музыкалки» и выслушать, как прошел урок. Пообщаться с педагогами. Это отдых для меня. Магазинчики, конечно.

Куксова22.jpg

– Не шопоголик, случайно?

– Хочется, конечно, купить много. Но говорю себе: «Куксова, ты же не купеческая дочь! Зачем тебе столько? Ведь это же пошло!» И это меня останавливает. Из отдыха также люблю массаж, люблю сидеть на лавочке и смотреть на Волгу, люблю гулять в дождливую погоду с зонтиком в руках.

– Если о профессии, вы можете отказаться от роли, если играть придётся фашистку или маньячку-убийцу, или еще какую-нибудь страшную негодяйку?

– Я сыграю любого человека. Главное, чтобы пьеса сама по себе была сильной. Мы, артисты, играем людей. Мне самой будет интересно искать и разобраться, что произошло с человеком, что он, в моем случае она, стала тем, кем стала. Вот Жанна из спектакля «Дальше будет новый день». Когда режиссер этого спектакля (Владимир Карпов – прим. авт.) дал почитать этот материал, я спросила – зачем это всё надо? В ответ услышала, что это современная, сильная драматургия и нам в процессе понравится эта работа. Думаю, ладно. А это был вообще сложный период в моей личной жизни – маленькая еще дочка, сильно болеющий папа, сильно переживающая мама. Спасибо мужу и старшему сыну, что вытянули это все в нужную плоскость. Но я в эти дни была выжжена изнутри.

На следующий день после знакомства с пьесой – распределение ролей. Мне достаётся Жанна – главная героиня. Читайте… Почитали роли, и Карпов говорит: «Спасибо». Потом приносит еще один листочек, даёт мне и говорит: «Это финальный монолог. Я не делал его в своем театре в Пензе, а вот с вами, мне кажется, получится». Я это читаю, прихожу в ужас, и говорю, что я не буду произносить этот текст, что меня забросают помидорами! И поначалу я реально надеялась, что ближе к сдаче спектакля мы придем к выводу, что этот монолог не нужен. А в процессе работы получилось наоборот. И партнеры по спектаклю были за этот финал, что с ним концовка будет не мелодрамой, а сильной и жесткой. Я стала много думать. Потом поняла, что надо прочитать древние трагедии, осмыслить и выйти на новый уровень. Помогал и режиссер. Он постоянно требовал уйти из обычного образа в образ жесткой женщины. Постоянно кричал: «Не те руки! Не тот взгляд! Не та походка! Не так сидишь! Ты Жанна, а не Вероника!» В общем, у меня получилось сыграть человека, который ну ни грамма не похож на Куксову. Я вообще думаю, что нет ничего скучнее, чем играть просто хорошего человека.

 Куксова (3).PNG

– О роли в кино никогда не мечтали?

– Мечтала и хочу. Сейчас, говорят, в Волгограде проходят какие-то съемки, и я с удовольствием сыграла бы даже в массовке. И, наверное, мне был бы очень интересен сам процесс.

– Почему ваш старший сын Кирилл никак не связан с театром, хотя имеет двух родителей со сцены?

– По детству, конечно, он много времени провел в театре. Но больше увлекался плаванием. Выполнил норматив кандидата в мастера спорта. А затем увлекся историей. Стал взрослеть и про театр уже говорил: «Не, не, не. Суеты много, денег – мало. Двух артистов в семье достаточно». Ну и мы дали ему возможность выбрать свой путь самому. В итоге он – историк.

 Вероника Куксова (3).PNG

– Вы хорошая жена?

– Думаю, да. Говорю это потому, что я вижу как горят глаза моего мужа спустя 28 лет совместной жизни. Я его очень уважаю как мужчину. Я считаю его одним из самых порядочных людей, которых знаю. И мне вообще очень повезло, что у меня папа, муж и сын очень классные мужчины!

Фото предоставлены Вероникой Куксовой

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Будь в курсе событий!
Добавь «Блокнот Волгоград»
в избранное.

Подписаться

  Тема: Лица города  
Вероника Куксовамолодежный театрактрисаактриса молодежки
4
1

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое

s2