Волгоград Пятница, 14 мая
Общество, 30.11.2015 10:13

Прокуратура с доказательствами невиновности Сергея Зиринова

Доводы стороны обвинения демонстрируют, насколько уголовное дело «шаткое». С каждым новым допросом становится все меньше сомнений в том, что бизнесмен из Анапы и еще пять человек оказались на скамье подсудимых без особых на то оснований.

Целый детективный роман можно написать о деле экс-депутата Законодательного собрания Краснодарского края, предпринимателя и доктора экономических наук Сергея Зиринова. Как часто бывает на страницах подобных произведений, в финале преступниками вполне могут оказаться те, кто фабриковал дело об «анапской банде».

Четвертый месяц сторона обвинения в Северо-Кавказском окружном военном суде по сути «убеждает» участников процесса в полной невиновности главного фигуранта так называемого «дела Зиринова», а вместе с ним и остальных людей, оказавшихся на скамье подсудимых. Доводы стороны обвинения не только сложно назвать «неоспоримыми», они косвенно подтверждают то, что имя Сергея Зиринова было искусственно вписано в материалы уголовного дела. Большую часть времени присяжным заседателям прокуроры зачитывают показания, которые были получены от фигурантов дела весьма сомнительным путем и в которых огромное количество явных нестыковок и «белых пятен».

Признательные показания «с подачи» следователей

Недавно, как гром среди и так «неясного» неба прогремели показания Константина Садовничьего — брата гендиректора санатория «Малая Бухта», убитого с супругой 13 лет назад. Следствие «приписывает» это преступление кубанскому парламентарию и членам его «кровавой банды», среди которых полуслепой диабетик, 60-летний сердечник и другие «злодеи».

В ходе судебного разбирательства брат убитого директора санатория неожиданно для всех признался, что бизнесмен из Анапы никогда не угрожал его брату. Также свидетель рассказал, что у Виталия из-за долгов были конфликты с акционерами санатория и его обвиняли в мошенничестве.

- В 2013 году, когда пропала надежда, что брат найдется, меня вызвали в правоохранительные органы, показали ужасные фотографии трупов и сказали, что преступление совершил Сергей Зиринов, - рассказал Константин Садовничий. - Я собственного расследования не проводил, эта информация мне известна только со слов следователей. Я принял версию сотрудников правоохранительных органов, так как не хотел препятствовать расследованию дела. У меня не было причин не доверять следствию. В связи с этим имеются значительные расхождения в моих показаниях.

В дальнейшем Садовничий добавил, что, тщательно изучив детали дела, он решил, что у Зиринова не было причин убивать его брата. Ведь у гендиректора Виталия было ничтожно мало акций санатория — очевидно, что из-за них лишать его жизни было бы антилогичным шагом. Более того, не было причин, чтобы идти на нарушение закона и «ставить все на карту», и у успешного предпринимателя Сергея Зиринова.

Следствие, как в фильме ужасов

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что это далеко не первый раз, когда следователи «переходили черту» в попытке добыть «неопровержимые» доказательства вины Сергея Зиринова.

Например, «признания» из подсудимых буквально выбивали с помощью жестокости, оскорблений и шантажа. 60-летнего Эдуарда Паладьяна пытали электрическим током – это подтверждается заключениями судебно-медицинских экспертиз. Когда пожилой сердечник понял, что может умереть в ходе крайне болезненных «следственных действий», он от отчаяния подписал бумаги, оговаривающие его и других участников уголовного дела.

К слову, в зале судебных заседаний Паладьяну не раз становилось так плохо, что ему приходилось вызывать скорую, а судье объявлять незапланированный перерыв. Попытки адвокатов ходатайствовать о том, что больной анапчанин преклонного возраста мог бы ждать решения суда под домашним арестом, где он мог бы получать полноценное лечение в нормальных условиях, не нашли понимания у председательствующего судьи. Судья Волков посчитал содержание Паладьяна под стражей обязательным.

Пытался в зале суда рассказать о методах работы предварительного следствия и один из ключевых свидетелей обвинения, уже осужденный Андрей Мирошников, заключивший досудебное соглашение со следователями. Он воспользовался статьей 51 Конституции РФ «не свидетельствовать против себя», но при этом оговорился, что готов рассказать, каким образом были получены показания, ставшие причиной возбуждения уголовного дела в отношении предпринимателя Зиринова и еще пяти человек. Однако судья не дал ему такой возможности, видимо, не желая, чтобы «всплывали» новые подробности того, как следователи собирали информацию для возбуждения уголовного дела.

Однако и без того, в зале ростовского суда неожиданно проявились и другие детали следственных действий, которые заставляют усомниться в том, что Сергей Зиринов тот, за кого его выдают обвинители.

Так, другой подсудимый — Анастас Тильгеров заявил, что на нескольких листах протокола (якобы признаний Тильгерова, где находится место захоронения убитых людей – прим.ред.) стоят не его подписи. Это уже подтвердил с помощью независимой почерковедческой экспертизы его адвокат.

При этом тела погибших были найдены и вовсе без присутствия Тильгерова, несмотря на попытки прокурора убедить участников процесса в обратном. Ложь прокурора в этой части, кстати, была доказана адвокатом, так что обвинителю пришлось признать свои утверждения ошибочными…

Кроме того, в деле имеются и другие доказательства стороны обвинения, достоверность которых вызывает серьезные сомнения. Например, пули, вытащенные из трупа убитого 11 лет назад Салмана Набиева. Только через девять лет после изъятия они были признаны вещественным доказательством. Однако пока остается неизвестным: когда, кем и при каких обстоятельствах были получены эти пули. Ни в одном протоколе этих данных нет. По мнению адвокатов, в таком случае, эти пули не могут считаться вещественными доказательствами.

«Забывчивая» Иванкина — еще один «козырь» обвинителей

Дело против бизнесмена из Анапы сфабриковано — такой вывод напрашивался после того, как в суде были озвучены показания потерпевшей Натальи Иванкиной (убитый Садовничий приходился ей отчимом, а Ольга Иванкина — ее мать). Неизвестный жестоко расправился с семейной парой в 2002 году. Примечательно, что долгое время трупы не могли найти. Причем не смогли их обнаружить и в присутствии того, кто по версии следствия, эти самые трупы закапывал — подсудимого Анастаса Тильгерова.

В материалах этого странного уголовного дела черным по белом прописано, что тела следователи обнаружили совсем не в том месте, куда «указывал» им предполагаемый злодей. А в ходе судебных заседаний внезапно «выяснилось», что перед своей пропажей жертвы поехали в ресторан на встречу с бизнесменом Зириновым. Однако об этом потерпевшая не сообщала ни следователям, ни полиции, ни даже в ток-шоу «Жди меня», куда отправилась искать родителей.

- В нашем последнем разговоре с мамой по телефону она сказала, что сегодня едет с Виталием за покупками, а потом в ресторан на встречу с Зириновым. На следующий день позвонил адвокат родителей и сказал, что не может связаться с ними. Я начала звонить сама, - рассказала Наталья Иванкина в зале судебных заседаний. - Когда не смогла дозвониться в течение целого дня, то попросила соседей сходить в квартиру к маме. Они увидели, что квартира пустая. После исчезновения родителей я обращалась в правоохранительные органы Анапы, но позже поняла, что никто их искать не собирается. Ведь их считали преступниками, скрывающимися от правосудия (в отношении Садовничьего было возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество»).

Могла ли Наталья «забыть» упомянуть этот факт сразу после произошедшего — согласитесь, маловероятно. При этом дочь убитых утверждает, что Зиринов вымогал у гендиректора санатория «Малая Бухта» Садовничьего деньги на строительство аквапарка. Однако эти показания также вызывают серьезные сомнения, ведь когда Садовничий вступил в должность руководителя санатория, аквапарк уже был построен.

Людмила Мченская — «вспомнить все»

Допрос вдовы Салмана Набиева также вызывают множество вопросов. Самый главный из которых: как она пришла к выводу, что экс-парламентарий Сергей Зиринов стал участником конфликта, который разгорелся между ее мужем и семьей Петросянов. Имя Сергея Зиринова, как будто, искусственно было вписано в эту историю. Причем сделано это было спустя девять лет.

По словам потерпевшей, ее супруг договорился с Рафаелем Петросяном о продаже магазина ООО «Товары для детей», расположенном на улице Энгельса, 66, в Новороссийске. Точнее, доли в этой торговой точке — порядка 80 процентов. Петросян попросил за помещение примерно в 1 300 квадратных метров 250 тысяч долларов, причем предложил выплатить эту сумму в рассрочку. Салман Набиев согласился на сделку, ведь в его собственности уже было несколько магазинов «Орбита» по продаже бытовой техники, а в указанном здании он арендовал помещение.

- Как таковой охраны у моего мужа никогда не было, ведь нам никто никогда не угрожал. Он сам «построил» свой бизнес, начинал с нуля — так что ни врагов, ни каких-то открытых конфликтов у Салмана не было, - через полгода после убийства (согласно протоколам допросов в мае и июне 2005 года) дала показания Людмила Мченская.

Имя Сергей Зиринов стало фигурировать в показаниях вдовы лишь спустя девять лет — весной 2013 года. Женщина оправдывается тем, что была сильно напугана и поэтому не рассказала следователям об угрозах, которые якобы поступали от Сергея Зиринова. Она добавила, что почувствовала себя в безопасности только после того, как экс-парламентария взяли под стражу. При этом Мченская не может объяснить, почему на допросе в мае 2013 ни о каком Зиринове не было и речи, хотя бизнесмен в тот момент уже находился за решеткой. Стал же Зиринов «заказчиком» убийства ее мужа только после того, как Мченская заявила сумму компенсаций к анапскому предпринимателю в размере 600 миллионов рублей…

Зиринов беззащитен перед лицом «волковского правосудия»

Как будто паникуя от того, что сфабрикованное дело буквально «трещит по швам», судья Волков пошел на радикальные меры — он удалил единственного адвоката Сергея Зиринова Анну Ставицкую, у которой в ходе исследования «доказательств» прокуратуры постоянно возникали «неудобные» вопросы. В частности, она спросила: если так называемая «банда» доктора экономических наук была организована для физического устранения конкурентов еще в 1999 году, как утверждает следствие, то почему тогда первое убийство было совершено только в 2002. После этого перерыв в «преступной деятельности» составил почти девять лет. Получается, создавать ОПГ анапчанину не имело никакого смысла. Согласитесь, это весьма глупый и опрометчивый шаг для человека, у которых в жизни все и так сложилось более, чем благополучно – и в бизнесе, и на семейной стезе.

Кроме того, Анна Ставицкая обратила внимание присяжных и на ряд других нестыковок следствия, которые ставят под сомнение всю доказательную базу следствия. Именно она впервые озвучила версию о том, что «дело Зиринова» сфабриковано для последующего захвата и раздела силовиками бизнес-империи семьи Зириновых в Анапе.

По всей видимости, чтобы такие вопросы не будоражили умы присяжных председательствующий судья Олег Волков пошел на радикальный шаг — он удалил Анну Ставицкую, оставив Зиринова беззащитным перед лицом российского правосудия. После этого каждое заседание начинается с ходатайства подсудимого о возврате адвоката в процесс.

С этим согласны и защитники других подсудимых, и даже адвокаты-назначенцы, но судья Волков привычным жестом отклоняет ходатайство. По его мнению, у кубанского бизнесмена, который находится за решеткой, есть возможность найти себе нового адвоката, а защитникам по назначению (Сергей Зиринов упорно отказывается от их услуг) достаточно и пары недель, чтобы изучить девяносто томов уголовного дела.

Почему Зиринов?! — так больше же некому

Косвенно указывают на невиновность Сергея Зиринова и другие показания, озвученные в зале ростовского суда. Другой потерпевший — кошевой атаман Николая Нестеренко — попросту не смог привести ни одной адекватной причины, почему именно Сергея Зиринова он считает организатором покушения. Аргумент «так больше же некому», согласитесь, вызывает лишь улыбку.

Тем более, если принять во внимание то, что Николай Нестеренко занимается в Анапе бизнесом, руководит работой казачьего рынка, а также неоднократно «поднимал общественность» на борьбу с нелегальными стройками и незаконной торговлей. Стоит ли искать заказчика покушения среди тех, кому казачий лидер «насолил» своей бурной деятельностью — очевидно, что да.

При этом казак-пенсионер отметил, что о «делишках» подсудимого, к слову, доктора экономических наук, в городе все всё знают. Что конкретно знают, и кто эти «все», пожилой мужчина объяснить не смог.

Напомним, в феврале 2013 года в Анапе неизвестный расстрелял «Тойоту Камри», в которой находился кошевой атаман, в результате чего водитель потерпевшего Виктор Жук скончался на месте. Сам кошевой атаман также был ранен, но смог спастись. Услышав выстрелы, он выбрался из машины и спрятался за передним колесом, а потом скрылся в подъезде.

Примечательно, что после покушения он первым делом попросил организовать ему встречу с депутатом Зириновым. Правда, странное желание для человека, который только что пережил покушение, встретиться с предполагаемым заказчиком своего убийства?! К слову, во время дачи показаний в ростовском суде Николай Нестеренко называл главного фигуранта уголовного дела «Сережа» и отметил, что на почве бизнес-интересов не имел с Зириновым никаких разногласий.

Подводя черту

Уголовное дело, возбужденное против предпринимателя из Анапы в ростовском суде «рушится на глазах», ведь пока в суде так и не объяснили мотив всех убийств, инкриминируемых подсудимым. А все допросы свидетелей стороны обвинения не выявляют доказательств их вины, а наталкивают на новые вопросы, нестыковки и противоречия, допущенные во время следствия. Пока дальнейшая судьба предпринимателя из Анапы, оставшегося беззащитным перед лицом военного правосудия, остаётся «в тумане», но нужно задуматься, а кто будет следующим?!

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Будь в курсе событий!
Добавь «Блокнот Волгоград»
в избранное.

Подписаться

Сергей ЗириновсудРостов-на-Дону
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое