Волгоград Среда, 19 июня
Общество, 27.02.2023 11:19

Вовремя умереть не получилось: основатель Lost Poetry Front Михаил Еж о расцвете и закате волгоградской поэзии

Михаил Мухаметов, известный волгоградским любителям поэзии как один из основателей уникального движения Lost Poetry Front Михаил Еж, в откровенном интервью «Блокноту Волгограда» рассказал, как все начиналось, и почему после начала спецоперации пришлось провести последний в городе слэм.


                                                                          Как все начиналось


Расскажите о себе —чем увлекались в детстве, проявлялась ли уже в раннем возрасте склонность к поэзии?

Рожден в Волгограде. Папа – разнорабочий, мама –детский врач-педиатр. Детство и юношество прошло весело: от игры в оркестре, до популярной волгоградской рок-группы Jerk Most. От тхэквондо, до рукопашки и участия в масленичных кулачных боях на набережной. Поэзией от сверстников никогда не отличался, но всегда отлично работал со словом. У меня была пара друзей и сотня книг, это был отличный старт.



Юный Михаил еще не знает, что станет одним из основателей поэтических слэмов



 

Вы являетесь основателем движения Lost Poetry Front. Как родилась сама идея, в чем суть, в чем особенности, уникальность, как прошел первый слэм, и когда это было? Чем запомнился?

Идея родилась у Ивана Камона и Леонида Хлямина, а я подхватил поэтическую тему, вдохнул в нее свой взгляд и мнение. С Хляминым меня познакомила Яна Фартовая, во время пиар-кампании моей книги, которую я самиздатом отпечатал в типографии у друга. На тот момент у меня было штук десять стихов, идея и миссия – дать людям слово. С этим я и дебютировал на нашей первой читке стихов в библиотеке им.Горького 21 января 2012 года. Не совсем даже слэм, а мероприятие, совмещенное с презентацией моей книги.

Там я впервые читал людям стихи. Впервые понял, что этот жанр должен жить не в буквах, а в звуке. Впервые понял, что стихи могут звучать увлекательно. Захотелось масштабировать это чувство. Яна и Леонид показали мне этот мир и я должен был показать его другим.



От редакции: у руля творческого объединения Lost Poetry Front стояли трое волгоградцев: Михаил Мухаметов, известный в поэтической среде под псевдонином Михаил Еж, Леонид Хлямин и Тимур Забиров. Просто читать стихи – это скучно, подумали в Lost Poetry Front и решили проводить слэмы среди начинающих и опытных авторов.



Леонид Хлямин

Обычно слэмы, по словам Михаила, проходили так: поэты читают стихи по очереди – три раунда по три минуты каждый. Пять случайных зрителей голосуют, выбирая победителя. Так определяется лучший поэт нашего города. До тех пор, пока его титул не отнимет новый лучший, молодой и дерзкий. Во время слэмов зрители не должны бездумно аплодировать каждому произведению, звучащему со сцены. Люди даже могут крикнуть что-то неодобрительное и освистать плохого чтеца.



Поэтический слэм - это звучит дерзко

                                                        «Самое ужасное мероприятие в городе»


Как проходили последующие встречи, как со временем изменился формат мероприятия, какие интересные открытия были сделаны?

Вторая наша сходка уже была настоящим слэмом! Через 2 месяца, в марте, мы гремели по всему городу, собирая поэтов и зрителей на слэм. Сразу препятствия – библиотека имени Горького отказала нам в площадке, потому что мы «пьяные ругались матом в стихах», но наша соратница Дарья Сердюкова помогла найти замену. Мы читали на сцене детской академии искусств.



Со временем LPF вылилось в большое движение

Этот слэм вошел в историю города, став самым «ужасным» мероприятием, которое не оставило равнодушным ни одного посетителя или поэта. Андеграунд, поэтический панк и элементы, которые не должны сочетаться. Из одного кармана джинс торчат стихи, а коньяк - из второго. Взрослая поэзия со сцены детского заведения. Мы почувствовали себя частью настоящего «движения», частью культуры родного города. Более того, мы эту культуру создавали.



Про нас писали уничтожающие рецензии и саркастические стихи, нас ругали, но самое важное – о нас говорили. Мы подняли это знамя и уже никто не мог нас остановить.

С большой любовью я, Михаил Ёж, называю яркие имена поэтов команды LPF, которые вывели Волгоград на новый культурный уровень: Леонид Хлямин, Яна Фартовая, Тимур Забиров, Марк Лешкевич, Надежда Меркулова, Ринат Азаматов, Игорь Силаев.

Очень много ребят вышли из слэмов LPF другими. Крепкими, с чувством голоса и силы своего слова. Они сами об этом сказали довольно четко, в своих некрологах о смерти движения. Можно найти это во вконтакте группы LPF, в разделе «статьи».




                                                                                      Дорогу — поэту


Lost Poetry Front — проект чисто для души, или он дал некоторым поэтам новую дорогу? Какие произведения звучали со сцены, о чем? О чем чаще всего рассказывали люди? Что можно назвать наболевшим? 

Чтобы все понимали серьезность наших намерений, уже на третьем слэме мы презентовали сборник стихов в бумаге. Звучит легко, но за процессом стоит организация, сбор материала, верстка, поиск типографии и денег на издательство. Мы напечатали сборник с молодыми поэтами и будем делать так каждый год. Такого на ежегодной основе в Волгограде больше не делала ни одна независимая организация.



Постепенно число сборников увеличивалось

Мы делали слэмы 11 лет с обязательной фото и видеосъемкой, печатали сборники, писали обучающие статьи, договаривались с барами, делали фирменный мерч, проводили обучающие лекции, создавали рекламные коллаборации с местными бизнесами, делали подкасты и многое другое.

Выше я писал – у нас была идея и миссия. Мы были молодыми ребятами, которым негде было читать стихи. Места для читок конечно были, но в них твое слово «тонуло» в атмосфере душной кухни, либо вязло в пыли цензурированного союза писателей, которым ты должен нравиться, чтобы быть напечатанным. Где-то напечатанным. Никто не знает где. А где и когда будет новый слэм – знает весь город.



Сказать свое слово было негде, поэтому мы создали площадку LPF, в которой мерилом качества твоих стихов стала публика, а цензура как таковая отсутствовала. Слэм - это способ выразить себя, своё счастье и свою боль. Мы никогда не врали в своих стихах и призывали к этому остальных. У нас никогда не было табу и в этом была наша сила, наша правда и наше слово. Это слово кое-что значило. Вдохновляло, побуждало, двигало.



У нас читали и мальчики и девочки, примерно поровну. И на каждый слэм мы старались брать примерно половину новых поэтов, часто в ущерб старичкам. Люди читали разные стихи. У нас побеждали разные поэты: с гротескным стихами Пиджакова, с лихим юмором Гайдамакиной, серьезной лирикой других ребят. Побеждал не жанр, а поэт и его стихи. Ты мог читать что угодно, и если читал это так, как никто другой в этот вечер, становился лучшим слэмером Волгограда и угощал поэтов на свои призовые деньги.

Цензуры не было – это был основной принцип площадки, мы никогда никого не стеснялись. Наша миссия была не целью, а процессом, в котором мы были великолепны. Мы многое могли сделать лучше, но даже то, что у нас получалось – вряд ли получится хотя бы повторить.




                                                                                    Конец эпохи


 Осенью был последний слэм Lost Poetry Front Что это значит? Проект закрывается? Почему было принято такое решение?

Вовремя умереть не получилось. 17 декабря 2022 года мы провели последний слэм, строго договариваясь о цензуре и запрещая говорить на какие-то темы. В этом нет счастья. В этом нет огня. В этом больше нет Lost Poetry Front и наших горящих глаз, потому что пластмассовый мир победил. Может быть это мы стали пластмассовыми, состарившись и этому городу нужны новые герои.

Проект закрыт. Вероятно, мы придумаем что-то новое, а формат слэмов займут другие ребята. Следите за нашим творчеством и новостями.



 Все - не значит "конец"?

Как изменился формат мероприятий после 24 февраля 2022 года, люди стали осторожнее высказывать свои мысли?

Наша конституция гарантирует свободу мысли и слова, но не ее автора. Если автор хочет быть свободным, то мысль его должна быть правильная. Если мысль не правильная, то поэзия, сарказм или аллегория помогают спрятаться.

С другой стороны, в последние годы я часто вижу в телевизоре призывы, возбуждающие социальную, расовую, национальную ненависть и вражду, что наша конституция как раз-таки запрещает. Получается, свободы стало больше!

Не может же быть такого, чтобы людей сажали за посты, репосты, лайки, слова, мнения, стихи? Давайте вместе погуглим для проверки.


                                                                           Взрослая жизнь

 
Расскажите о себе сейчас. Вы переехали? Почему? Чем сейчас занимаетесь, какая профессия? Делала ли ваша жизнь крутые повороты?



Взрослые мужчины тоже любят поэзию

По профессии я руководитель по маркетингу. Маркетолог, если коротко. Я фанат своей работы и всего, что с ней связано.

Вы может и не найдете вокруг себя таких людей, которые отдыхают от работы - в поисках хаков, как делать эту работу лучше, профессиональней, круче. В узких поэтических кругах меня называют лучшим маркетологом среди поэтов и лучшим поэтом среди маркетологов. Свой среди чужих. Это и делает меня мощным специалистом в своей нише.



Свой среди чужих

Работа со смыслами, словами, цифрами, людьми, работа над сервисом и продуктом. Всё это и маркетинг и поэзия одновременно, всё это есть во мне. Всё это было и в слэмах от LPF.

Сейчас я живу в Петербурге, потому что могу. Переезд в другой город не стал крутым поворотом жизни, хотя в этот период я написал свою нашумевшую поэму «СОЮЗПЕЧАЛЬ». Кстати, вы уже можете послушать ее на любом музыкальном стриминговом сервисе по запросу «Михаил Ёж». А сейчас я собираю предзаказы на ее выпуск в бумажной версии. За предзаказ выдаю мешок бонусов, подробней о котором можете почитать в моих пабликах в ВК или ТГ.



Про самый крутой поворот я писал выше – это презентация моей первой книги, возникновение LPF и примерно в то же время я впервые начал работать маркетологом. Вот это был прорыв.

Поделитесь любимыми стихотворениями своего авторства и других участников проекта, которые Вам запали в душу?

Чтобы не раздувать интервью, пришлю несколько своих стихов. Но настоятельно рекомендую почитать творчество Леонида Хлямина, Тимура Забирова, Марка Лешкевича, Дениса Пиджакова, Ульяны Гайдамакиной и других поэтов-слэмеров LPF. Прекрасные поэты, которые сильно двигают ваш горизонт понимания поэзии.



СТЕНА


Главное хочется знать:
Ты отчаянно счастлива.

Хочется просто взять,
И распасться на части бы:

Одной - обниматься с тобой;
Второй - тебя жарко любить;
Третья будет твоей стеной,
Которую невозможно пробить.

Главное самое знай:
Счастлива будь непременно,
Пей чаще горячий чай
И прячься за прочную стену.

Обнимайся и будь любима.
Находи меня в мелочах.
Ищи меня в любимых фильмах,
В песнях и в лучших стихах.

Собирай меня по кусочкам:
Из горячего кофе в мороз,
Из сигареты случайной ночью,
Из переживаний и слёз.

Собирай меня без труда,
Из карих глаз незнакомцев,
Или если мелькнёт борода,
И из ласки домашних питомцев.
Я для тебя - везде. Всегда.
Ночью - звезда, днём - солнце.

Ветром волосы развеваю - я.
Холодом щёки щипаю - тоже.
Моя любимая нота - «ля»,
Гитару твою настроим позже,

А то не успеем обняться,
Не успеем сказать «люблю».
На тебя невозможно равняться,
Ты всех прочих равняешь нулю.

Стану крепкой кирпичной стеной,
На которой твой жаркий след:
Под густой виноградной лозой,
На стене твоя надпись - «поэт».




ГОЛУБИНОЕ


Я думал, дождь идёт, или град.
А это бомбардируют голуби,
Белыми каплями по карнизу:

Кап. Кап. Кап. Кап.
Стук. Стук. Стук.
Голубиный звук.

Эх...
С грёбаными голубями на волю бы!
Высоту и свободу бы вырубить.

И лететь, испражняясь над улицами
В морду города прямо по лицам и
Рикошетами, как барабан пулемётно
Белыми каплями по карнизу.
Стучать в твоё окно.
Именно в твоё окно.

Кап. Кап. Кап. Кап.
Стук. Стук. Стук.
Растекается тёплый звук.

Это не дождь.
Просто знай.
Это для тебя.
Так звучит моя любовь.
Грязно,
требовательно,
ритмично:

Кап. Кап. Кап. Кап.
Стук. Стук. Стук.




вчеготра

Вчерашний день

Сошел с ума и без возврата

Сегодня вдруг

Не смог подобрать

слов без мата


Я как кремень

Держал под дулом автомата

Наши объятия рук.

Но сегодня,

в кулак рука твоя сжата.


Накрыла тень

И глушит темнотой, как вата

Вчера, мой друг,

пришло сегодня и

принесло нам завтра.

И очередь в упор

из дула того автомата.


Войной волна взволнована

Сегодня в завтра был вчера

Разочарован и разочарована

Горю. Гори. Смотрю. Смотри. Смотри.

В глаза.

Смотри.

Там ты.

Вчера, сегодня, завтра.




                                                                               Новый старт


Планируется ли новый подобный проект? Если да, то каким он будет?

Уверен, новый поэтический проект будет. Когда и в каком виде, мы скоро узнаем. Возможно, пасхалки на это есть и в моей поэме.

Подписывайтесь на меня в ВК и ТГ, следите за новостями. Все будет либо там, либо я снова дам какое-то громкое интервью в газету, когда приеду летом со спектаклем по этой же поэме в рамках промо-тура.

Мои планы на ближайшее время:



  1. Издать поэму в бумаге, опубликовать мультипликацию по ней

  2. Организовать тур по городам России со спектаклем по поэме

  3. Выпустить бумажный сборник стихов


Беседовала Анна Анатольева
Новости на Блoкнoт-Волгоград

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волгоград»
в Телеграм.

Подписаться

  Тема: Лица города  
ВолгоградинтервьюLost Poetry Frontпоэзия
1
1