Волгоград Четверг, 18 апреля
Общество, 20.02.2024 16:08

«Зарплата не всегда позволяет обращаться к психологу»: мужей и жен учит общаться волгоградка в Санкт-Петербурге за солидный ценник

Психолог из Волгограда Анна Завгороднева около семи лет назад переехала в Санкт-Петербург, где продолжила частную практику. В интервью "Блокноту" Анна рассказала, чем северная столица отличается от города-на-Волге, существует ли пресловутая питерская депрессия, и сколько зарабатывают специалисты в больших городах. 

— Расскажите о себе. Вы из Волгограда, в какой семье родились, чем увлекались в детстве?

— Я из Волгограда, росла в Красноармейском районе, каких-то конкретных увлечений у меня в детстве не было. Я как-то посчитала, я сменила восемь кружков. Пробовала заниматься всем понемногу, даже макраме было в списке.

Очень любила рисование, немного занималась танцами, и везде, где была возможность участвовать в творческой деятельности, мы с подружками подключались. В школе тоже организовались мероприятия.

Семья у меня совершенно обыкновенная, мама работала воспитателем в детском саду, папа водителем автобуса много лет проработал, поэтому ничего сверх ординарного рассказать про семью не могу. Я всегда интересовалась тем, как устроен человек, устроена природа. Любимым предметом в школе была биология, помню, мне подарили энциклопедию, которая называлась «Расти здоровым», и в ней был раздел про человеческий мозг, я именно эти страницы зачитала, наверное, до дыр, хотя изучила при этом всю книгу. Мне очень нравится до сих пор читать научные статьи по изучению мозга и центральной нервной системы и вообще в моей профессии без этого никуда, но начала я примерно лет в шесть читать, потому что энциклопедию подарили как раз перед поступлением в школу, прямо помню это очень хорошо, 

Ну, можно сказать, что до природы человека рисование было моим основным увлечением, потому что и в рисовании мне больше всего нравилось изображать людей, всегда очень внимательно следила за коммуникацией между людьми, и когда стала постарше, выбирала в библиотеке уже те книги, где были интересные события, интересные диалоги, и было необходимо понимать по поведению человека, какие у него мотивы, какие цели, 

Ну вот так я в раннем подростничестве увлеклась детективами, наверное, тоже, как и многие дети в моем возрасте, ну а дальше все это переросло в более серьезную литературу, и к восьмому классу я уже брала для изучения книги по популярной психологии, и даже столкнулась с работами Зигмунда Фрейда, которые, конечно, были тяжелые для чтения и малопонятные, но очень интересные .

Определилась я с тем, какую профессию пойду получать образование, в классе примерно десятом, в одиннадцатом уже целенаправленно готовилась к сдаче биологии для поступления в педагогический университет на факультет психологии.



— Какой вуз окончили, по какой специальности? Почему выбор пал в этом направлении?

— Я закончила в Волгоградский педагогический университет по специальности «Психологическое консультирование» на очном отделении. На специалитете училась я с 2003 по 2008 год, довольно давно уже получается, сейчас вуз уже переименован в Волгоградский государственный социально-педагогический университет, и факультет немного иначе называется, и, честно говоря, не знаю как.

У нас была замечательная студенческая группа, мы очень дружили, и до сих пор многие из нас друг с другом общаются и мы дружим. Я знаю уже сейчас, что детям, на самом деле, довольно тяжело определяться с специальностью, и скорее, вот здесь я оказалась исключением, потому что в выпускных классах дети обычно не знают, кем они хотят работать, на какой специальности, и выбирают из того, в каких предметах и в школе они сильны, но это нормальное явление, очень часто встречающееся. Вообще человеку в семнадцать лет определиться с профессией крайне тяжело, это как раз примерно возраст одиннадцатиклассника, а вот мне повезло, я лет в пятнадцать уже в классе в девятом десятом знала, где я буду учиться и какую специальность получать.

— Как происходил выбор профессии психолога? Что привлекло в ней? Какие были первые шаги в этом направлении?

— Уже будучи студенткой четвертого курса я поняла, что хочу по окончании обязательно идти работать по профессии, а это сделать довольно сложно. Вакансий психолога всегда было не очень много, особенно в 2008-м, и я поняла, что буду искать какую-то подработку по смежным специальностям, так и оказалось — в детском саду на неполный день по специальности психолога я устроилась работать, начала пробовать себя в психологической деятельности с детьми и родителями, поняла, что работа с детьми — это очень интересная специальность, но без участия родителей нельзя полный эффект получить, Да, и таким образом я для себя поняла, что психология и работа со взрослыми и с родителями мне ближе, чем работать с детьми, а затем перешла в социальную защиту, и там уже работала по своей специальности.

Я проработала там в течение двух лет до 2010-го года, в Центре социальной помощи семье и детям одного из наших районов города Волгограда, это великолепный опыт, там, конечно, есть возможность увидеть массу жизненных историй, это же не только организация, которая работает с неблагополучием. Это же организация, которая помогает улучшить ситуацию в семьях в трудной жизненной ситуации. Например, там погиб кто-то из родителей, сухим казенным языком это называется потеря кормильца, но это очень сложно, особенно когда в семье несколько детей и мамы или папы, оказывается в ситуации, когда они наедине со своими детьми, и у многих нет бабушек дедушек или других близких родственников, чтобы помогать, тогда мы приходили на помощь.

Или, конечно, печальные истории, когда поднимался вопрос об изъятии детей из семей, Ну, в общем-то соцзащита — это великолепный опыт для любого специалиста, который позволяет и силу человеческого духа наблюдать, и, к сожалению, совсем упаднические ситуации, жизненные тоже, но самое главное, психолог в соцзащите — это тот, кто помогает из вот таких ситуаций выбираться. Я благодарна этому опыту, всегда вспоминаю об этом и говорю, что если бы не соцзащита, я не смогла быть таким устойчивым в своей профессии человеком, потому что очень рано там, в возрасте буквально с 20 до 24 лет, я поняла, насколько разной может быть жизнь, насколько она может быть и тяжелой, и при этом иметь совершенно киношные сценарии, когда люди из ужасных панических ситуаций выбираются в великолепные варианты. А дальше, после того, как я оттуда уволилась и после того, как перешла в другую деятельность, как раз начала совмещать свою работу с частной практикой.

— Как развивалась карьера в Волгограде, с какими сложностями столкнулись?

— Ну, если совмещая три специальности, я проработала в течение почти четырех лет, то дальше из той коммерческой организации, где я была менеджером по персоналу, была сокращена, если вы помните, был кризис 2014-го года, много ликвидировалось компании и очень много компаний уменьшили свою численность. Но вот, в частности, там, где я работала, была такая ситуация, если идет сокращение людей, то менеджер по подбору персонала — это тот человек, который, в принципе, там не нужен, кого подбирать, если всех увольняют. Я думаю, это логично, я попала таким образом под сокращение, но уже стало понятно, что у меня есть определенная база моих клиентов, которые потихонечку набирались с 2008-го года, и она стала довольно внушительной. Тогда я открыла ИП и стала заниматься частной практикой. Вот и таким образом я проработала до 2017 в Волгограде, и по сей момент продолжаю работать частно в Петербурге.



Если подробно рассказывать про то, с какими сложностями сталкиваешься, самая первая — очень небольшие зарплаты у психологов, в общем-то, всех сфер, если это, конечно, не частная практика, а так молодому специалисту очень тяжело себя самостоятельно прокормить. Ну, в общем-то, мне кажется, я сейчас никому не открою секрет, что здесь, конечно, профессия не про финансы, а еще очень сложно преодолевать предвзятое отношение к себе как к специалисту, в моем случае по двум причинам. Во-первых, я была молодым специалистом и юная девочка, которая рассказывает о том, как надо строить отношения там с ребенком, будучи сама не замужем и без детей, воспринималась очень скептически людьми, что очень зря, я считаю, молодых специалистов, наоборот, нужно гораздо внимательнее слушать, у них еще взгляд незамыленный и нет переноса собственного опыта на профессиональную деятельность, соответственно где-то было тяжело к себе формировать доверие, что я действительно понимаю, о чем я говорю, и что я рекомендую, а где-то было сложно, хотелось уже быть более самостоятельной финансово, где-то было тяжело физически, потому что, как я ранее сказала, я три места работы совмещала, хотя если посмотреть по распорядку дня там, по распорядку недели, это было для моего молодого организма сложно, я работала, получается, шесть дней в неделю на пятидневке, потом часик после работы и потом в субботу или воскресенье, смотря как договорилась с клиентами, когда мы группу делали, мы от этого уже отталкивались, когда у меня там свободные часы, вот такие в общем-то были мои сложности.

— Почему приняли решение переехать в Петербург?

— Решение переезжать в Петербург, оно было довольно сложным длительным и в общем-то таким коллегиальным, так это назовем, потому что хотели переезжать все члены моей семьи, муж хотел переезжать. Мои родители хотели переезжать, и мы думали о переезде с мужем в какой-то большой город, например, в Москву, но в Петербурге родственники моей мамы живут, и таким образом мы вот все переехали. Именно сюда я, по сути дела, перевезла свою практику, многие клиенты согласились работать онлайн, мы и так и продолжили, и дальше уже нарабатываю до сих пор клиентскую базу здесь, в Питере, она, естественно, расширяется, вообще, работа, онлайн очень помогла.  Я оказалась морально готовой к ковиду. Никто тогда еще в 2017-м не планировал пандемию естественно, но, научившись работать в скайпе и в прочих мессенджерах и видеочатах, я прямо себя довольно уверенно чувствовала, переходя на такой вид консультирования повсеместно в 2020-м.

Переехать в Петербург решили еще и потому, что здесь есть возможность развития практики психологической в большей степени, потому что город большой. В Волгограде в какой-то момент я столкнулась с тем, что знакомые знакомых ко мне уже за консультациями ходили. Это было очень интересно наблюдать такие дружеские родственные связи жителей города, хотя уверена, что очень много людей и меня в глаза не видели и слыхом не слыхивали, плюс к тому же, были некоторые карьерные амбиции у супруга, он тоже хотел переезжать. Как говорится, звезды сошлись и мы выбрали этот город, и вот мы здесь с конца 2017-го уже живем.



— Сейчас продолжаете практику в городе-на-Неве. Можете ли назвать ее успешной, с какими трудностями столкнулись?

— Да, продолжаю конечно я практиковать в Петербурге и считаю, что довольно успешно, потому что есть уже база клиентов, которые у меня именно из Санкт-Петербурга, то есть, они не знали меня по работе в Волгоградской области, когда искали для себя психолога, нашли меня и выбрали как специалиста для того, чтобы им помочь разобраться в каких-то их вопросах, и сейчас уже есть клиенты, которые приходят по рекомендациям, конечно же, есть также клиенты, которые находят объявление, там онлайн на картах, в Яндекс картах, 2 Гис и на разных сервисах, где психологи оставляют свои данные.

Вот также находят меня люди, проживающие в Санкт-Петербурге, даже есть клиенты, которые живут совершенно не Санкт-Петербурге, но просто искали для себя специалистов, и московские клиенты есть, и сибирские, с которыми я работаю онлайн.

Это такая профессия, что чем дольше ты работаешь, тем больше у тебя клиентская база, тем больше к тебе уровень доверия. Ну, это замечательно. То есть психолог, он с годами все лучше и лучше, как хорошее вино. Но здесь довольно высокая конкуренция, в Петербурге вообще психологов очень много, очень много психотерапевтов, очень грамотные люди, и, конечно, это конкуренция. Она чувствуется, но она при этом позволяет быть активнее и очень хочется соответствовать, то есть, с одной стороны, и сложнее с коллегами соревноваться, с другой стороны, конечно, интереснее, в отличие от Волгограда, потому что просто на душу населения в Волгограде, конечно же, гораздо меньше психологов, в чем в Санкт-Петербурге.

— Сравните по основным пунктам Волгоград и Петербург — инфраструктура, жители, транспорт, досуг, удобство, общие ощущения — с точки зрения рядового жителя.

— Конечно, есть разница между Петербургом и Волгоградом по структуре хотя бы потому, что Петербург гораздо больше по численности, больше по площади, и инфраструктура очень развита: то же самое метро. Волгоград очень гордится своим метротрамом, трамваем: это, конечно, прекрасное изобретение, но с метрополитеном не сравнить. Есть очень много мест для досуга, есть огромное транспортное разнообразие.

Мне, как человеку, который не водит автомобиль, все равно очень комфортно перемещаться по городу, и, разговаривая с другими жителями, которые за рулем, я часто слышу комментарии о том, что проще было бы на метро, чем по дорогам проезжать, потому что, конечно, и пробки бывают, и все на свете.



Здесь есть огромное количество досуговых центров и для взрослых, и для детей, чего очень не хватает в Волгограде, есть всевозможные виды развлечения, начиная от общепита, заканчивая театрами, мне кажется, в Петербурге есть свои маленькие частные театры чуть ли не в каждом дворе, Ну, на самом деле, это не так, но примерно на половине станций метро обязательно можно найти на карте города какой-то маленький свой театр, я, например, нашла целых три театра в том микрорайоне, где я живу, очень удивилась, буду посещать.

Вообще, ощущение какой-то безопасности, наверное, все-таки в Петербурге присутствует, мне кажется, что город очень спокойный и очень размеренный, очень спокойные и очень доброжелательные и хладнокровные такие даже местами по-хорошему жители и, конечно, очень чувствуется, что это город с другим климатом, в отличии от Волгограда, потому что вот эта влажность и зелень, если не про исторический центр города говорить, а про спальные районы, она прекрасно украшает город, и Петербург мне по сравнению с Волгоградом кажется очень зеленым приятным и комфортным, в общем-то все остальные плюсы большого города налицо. Мне очень радостно смотреть последние два-три года, как развивается Центральный район в Волгограде, но при этом я понимаю, что разница все равно колоссальная между городом большим вторым по значению в стране и городом маленьким, хотя, при этом, Волгоград — миллионник.

— А где легче проводить профессиональную практику? Чем клиенты из Петербурга отличаются от волгоградских: запросы, образ мышления, настроение? Влияет ли вообще на это место жительства?

— Знаете, наверное, буквально года три назад я бы сказала о том, что легче практику проводить в Санкт- Петербурге, потому что очень много людей пользуются услугами психологов и психотерапевтов и врачей-психиатров, поскольку город довольно сумрачный, и поэтому склонность к депрессии здесь выше, чем в солнечном в Волгограде, но, начиная с наверное, середины двадцатого года, точно в 21-м ситуация сравнялась.

Знаю, что очень активно с психологами начали работать в Волгограде, мне кажется, именно работа через онлайн, которая активно развилась в ковид и стала таким толчком к развитию психологической помощи в Волгограде, потому что люди начали запрашивать услуги через онлайн, и они оказались весьма эффективными, а раньше был, может быть, какой-то миф о том, что необходимо обязательно с психологом работать исключительно, глядя в глаза, ведь ковид научил даже в семейной психологии находить способы взаимодействия через экран, когда консультировались супруги, целые семьи даже работа с детьми была налажена с помощью различных мастеров и видеосвязи, и это замечательно.

 Действительно, психологическая помощь стало гораздо доступнее, и вот здесь, повторюсь, явно более-менее сравнялись Петербург и Волгоград. Ну, плюс к тому же, мне кажется климатические изменения тоже свою роль играют, давным-давно доказано уже, что теплая солнечная погода является прекрасным антидепрессантом, и прогулки на улице — одна из главных рекомендаций, чтобы снизить состояние стресса и помочь себе выбраться из унылого хотя бы состояния и уж точно из депрессивного, если, конечно, человек не в той стадии болезни, когда он совсем не может подняться с кровати, и там явно нужны именно лекарства, поэтому сейчас говорить о том, что есть какая-то разница между Волгоградом и Петербургом я не могу. Она, видимо, есть просто из-за того, что город благополучен. Население в Петербурге чуть-чуть повыше, потому что повыше заработные платы, поэтому жители Петербурга могут себе позволить тратить деньги на психологическую помощь в большем количестве, чем те же волгоградцы, и я думаю, здесь это понятная история. Это также точно как старая шутка о том, что как только у человека появляются деньги, первое, что он делает, это лечит зубы, но вот такая же история и с психологической помощью — по поводу уровня готовности людей к пониманию и принятию всех терапевтических процессов, мне здесь сложно говорить, потому что я, в принципе, взаимодействию с людьми, которые готовы это понимать и принимать, и ко мне приходят люди, как и ко всем остальным психологам, которые уже понимают, что им нужен вот такой специалист для вот такой помощи.

— Расскажите, с чем сейчас чаще всего идут современные люди к психологам? В последние годы происходили тревожащие многих события, повлияло ли и это на запросы? И если да, то как?

— Ну конечно, внешняя политическая обстановка влияет на запросы, и особенно когда все события только-только случились, был очень высокий уровень тревоги, и с этим было очень много запросов. Сейчас очень много запросов с посттравматическим стрессовым ПТС у людей, которые и пережили сложные события, и которые были свидетелями, потому что есть травма свидетеля тоже.

Уровень тревоги вырос еще в ковид, и запрос в принципе с такой постоянной тревогой фоновый, которая сопровождает человека каждый день, это один из самых частых запросов. Конечно, мы помним про депрессивные, субдепрессивные состояния, ну и классические запросы никуда не делись по поводу отношений всякого рода и любовных отношений и семейных каких-то конфликтов и отношений профессиональных, по поводу воспитания и детско-родительских отношений, вопросы все также актуальны.

Могу сказать, что те клиенты, которые ко мне приходят с другими запросами, например, с выстраиванием лучших отношений супругом, все-таки могут вспомнить про то, что их тревожит и внешнеполитическая обстановка ,это да, эта тема обязательно на консультациях появляется, но изначально запросы все-таки с классическими, так скажем, темами об отношениях, о супружестве, детях, о собственном развитии, о смыслах жизни, это все равно то же самое осталось, как и было.

Например, посттравматическое расстройство. Это история еще из начала двадцатого века, первые признаки были описаны после Первой мировой войны. Соответственно, мы можем говорить о том, что давным-давно уже выработаны способы помогать, к тому же вообще стрессовое расстройство случается, когда человек проживает любое травмирующее событие, это может быть там катастрофа, это может быть землетрясение. Это может быть резкая смена работы, даже это тоже может быть психологическая травма и стресс, естественно, туда же относятся и разводы, и другие трагические жизненные события, помимо того, что человек будет проживать утрату, он будет еще и проживать ПТСР. И, конечно, с этим психологи уже много лет умеют эффективно работать.



— Одно из ваших направлений, насколько известно, семейная психология. С какими проблемами сталкиваются современные дети и родители? И можно ли им эффективно помочь?

— Ну, я не считаю, что современные дети стрессуют больше, чем предыдущие поколения, я считаю, что современные дети стрессуют по другим поводам, чем предыдущее поколение, и это нормально. Стресс моего поколения, которые родились в середине восьмидесятых отличался от стресса поколения моих родителей, это тоже нормально, и, конечно, новшества в мире технологическом влияют на нас. Благодаря интернету мир стал прозрачный, теперь есть доступ к большому количеству информации, с одной стороны, это очень сильно облегчает жизнь, с другой стороны, это выращивает уровень той же самый тревоги, мы же, например, можем загуглить симптомы какой-то болезни и поставить себе миллион страшных диагнозов. С одной стороны, у нас есть возможность ознакомиться с тем, что бывает и какие бывают заболевания, как эффективно с ними бороться, и что это все поправимо, но, с другой стороны, мы начинаем себе напоминать персонажей «Трое в лодке, не считая собаки» в самом начале, когда они нашли у себя практически весь перечень заболеваний из медицинского справочника.

То же самое касается гаджетов, когда ребенок пытается объяснить маме или папе, что установить ТикТок в телефоне нужно, потому что таким образом он будет вписываться в компанию, родитель может не понимать и не принимать, и думать о том, что это зло, потому что вот там психологи рассказали, что очень много дофамина получают, это вроде бы гормон удовольствия, но из-за того, что он без труда дается, он может вызвать демотивацию к действиям, поэтому давай, прекрати количество просмотров. Ну и так далее, то есть такой тревожный родитель, который хочет помочь своему ребенку в развитии, может как раз столкнуться с тем, что будет ему мешать в социализации, А вот, например, с тем, что не установит ТикТок на телефон, или там будет конфликт, потому что ребенок это сделает, у меня вместо мобильного телефона это были «Денди» или «Сега». А моя мама рассказывала, что она конфликтовала с бабушкой, потому что она ночью читала книги и из-за этого не высыпалась, и могла страдать успеваемость, и все ровно то же самое, только способ развлечения поменялся немножко. Мир меняется. Это нормально. Дети всегда будут чуть-чуть быстрее это хватать, и это тоньше чувствуют, чем взрослые, поэтому будет недопонимание, и это тоже нормально.

— Возвращение уроков труда, выполнение детьми посильной работы, запрет на использование гаджетов — насколько, на ваш взгляд, это полезные нововведения в школах? Считаете ли Вы, что современные дети «стрессуют» больше, чем предыдущие поколения?

— Это очень хорошая история про возвращение уроков труда со многих сторон. Во-первых, потому что любая деятельность руками — это развитие мелкой и крупной моторики рук. Это очень полезные навыки и очень полезная вещь для развития мозга, потому что образуются новые сложные нейронные связи в любом абсолютно возрасте от мала до велика, для взрослых и пожилых людей это профилактика Альцгеймера и прочих дегенеративных заболеваний центральной нервной системы, поэтому урок труда для девочек с вышиваниями, шитье, готовка и вязание, и прочее это полезная вещь. Вот-вот хотя бы с этой стороны, плюс это элементарные навыки у мальчиков с их традиционными вот этими историями про сколотить табуретку и что-то еще сделать. 

Соответственно, мы тоже видим развитие каких-то навыков, единственное, я хотела бы современной школе смешанные уроки труда, чтобы мальчики были в состоянии себе там и пуговицу пришить, а девочки гвоздь забить для того, чтобы там картину на стене повесить, вот это сугубо разделение на очень мужские и женские обязанности, оно и для современного мира уже чуждо, и в быту не очень полезно, потому что мужчина, который начинает самостоятельную жизнь, может себе приготовить в лучшем случае яичницу и сварить пельмени. Ну, это такая картина печальная для его организма, так скажем, понятно? По видеоурокам можно научиться готовить все, что угодно, но хотелось бы, чтобы базовые знания о том, как устроено все начиная от холодильника, заканчивая мобильными телефонами, были и у мальчиков и у девочек, и уроки труда могли бы в этом помочь, а тажке помочь в понимании профессии, например, кто такой слесарь и в чем разница между плотником и столяром, и вот эти вещи, они расширяют очень хорошо детский кругозор и дают уже для старших классов больше возможности профориентирования, поэтому да, уроки труда это классно.

Также ребенку нужно иметь домашние обязанности помимо выполнения уроков, которые должны соответствовать возрасту, то есть говорить о том, что я в твоем возрасте уже там и на тренировки ходил, и на пятерки учился и младшего брата из садика забирал — это не показатель такой ответственности. Он мог жить в семье, где несколько детей, но вообще в целом семилетний ребенок быть ответственным за дом и трехлетнего брата быть не может, поэтому обязательно надо родителям посмотреть в интернете информацию о том, какие особенности у детей того или иного возраста и что они могут.



— Сравните стоимость приема/часа в Волгограде и Петербурге.

— Ну, про деньги говорить сложно, вопрос, конечно, хороший, Наверное, в каком-то среднем чеке разница есть примерно в тысячу рублей, мне кажется, в Петербурге это четыре-пять тысяч за час, в Волгограде это 3 - 3,5 тысячи. Вот примерно такие стоимости консультации, но надо понимать, что есть очень квалифицированные специалисты, у которых есть кандидатские степени, докторские степени, есть вес, повышение квалификации, есть огромный стаж работы и очень большая загруженность, и, соответственно, ценник будет гораздо выше. В Волгограде есть специалисты, которые весьма заслуженно берут за час работы четыре, пять и более тысяч рублей, в Петербурге соответственно тоже есть такие специалисты, если мы берем какой-то средний чек вот таких очень квалифицированных специалистов в Петербурге, то в районе семь-восемь тысяч. Конечно, в Петербурге есть специалисты, которые работают и за тысячу рублей, за две, они могут быть новичками, или у них может быть пока недостаточная клиентская база именно частная, Допустим, это какой-то там государственное учреждение, психолог, он решил выходить в частную практику, но базы недостаточно, Вот он с помощью скидок и снижения цены себе набивает базу, а дальше будет повышать стоимость, такое тоже бывает, это есть везде, это в Волгограде есть и в Петербурге есть.

— Есть ли универсальные советы для сохранения душевного равновесия в любое время и в любой период?

— Универсальный совет для сохранения душевного равновесия — это спорт. Я думаю, уже все оскомину набили говорить про то, что физические нагрузки необходимы в любом возрасте и в любом виде. Спорт — это прекрасный способ получения тех самых гормонов удовольствия, про которые я говорила, это способ поддержания своего организма в эффективном состоянии, это способ коммуникации, все-таки мы приходим спортзал или куда-то там на стадион, на площадку, на пробежку для занятия, там есть другие люди, которые точно так же с тем же мотивом пришли, если вы не занимаетесь спортом, то он начинается потихоньку с каких-то элементарных прогулок и дальше берет темп.

Было бы очень здорово гулять, бегать, заниматься любым видом спорта в любом совершенно спортзале, тоже самое разные виды растяжки, все, что угодно, плавание, любой вариант, даже плаванье летом в речке. Это тоже спорт, если мы говорим о некой стабильности, что там я всегда два раза в неделю иду на пляж на Волге, пока открыт сезон, потом я перехожу в бассейн, например, сезон заканчивается, но человек стабильно занимается плаванием, у него тело приучено к нагрузкам, мозг привычен к тому, что он получает удовольствие, поощряет за нагрузку, за выдерживание нагрузки, соответственно, там очень много плюсов.

Если человек занимается спортом, то к этому необходимо прибавить какое-то хобби, еще из универсальных советов это общение с людьми, которые вам приятны, я подчеркну именно, которые приятны, к сожалению, так бывает, что могут быть очень близкие люди, близкие родственники, но они могут быть не очень приятны. И вот это будет демотивирующим общением, помогающим восстанавливающим общением может быть то, в котором вас ценят, уважают и вы цените. Уважайте того, с кем общаетесь. Это тоже очень хороший способ себя поддержать в трудные времена.

Записала Анна Анатольева

Новости на Блoкнoт-Волгоград

Будь в курсе событий!
Подпишись на «Блокнот Волгоград»
в Телеграм.

Подписаться

  Тема: Мы из Волгограда  
ВолгоградинтервьюпсихологПетербург
0
1